Перу и Боливия задолго до инков

Рубрика: Книги

Дорога в Боливию

Из Мачу-Пикчу мы вернулись в Куско. Не без приключений, правда…

Ожидавшаяся довольно легкой – почти увеселительной – прогулка весьма комфортабельным туристическим поездом по живописной долине Урубамбы (другого пути там все равно нет) закончилась буквально через полчаса. Раздался сильный хлопок, и поезд резко задергался так, что трудно было удержаться на своих местах – что-то случилось с двигателем локомотива.

Попытки машиниста хоть как-то исправить ситуацию оказались безрезультатными. С постепенным и медленным разгоном ему еще удавалось справляться, но стоило начать притормаживать, тут же раздавался очередной хлопок, а то и целая их серия. Каждый хлопок сопровождался резкими рывками взад-вперед, и по всему составу как будто проходили ударные волны. Поезд двигался как на норовистая лошадь, которая то и дело стремилась сбросить всех своих надоедливых седоков. Из трубы локомотива в это время валил густой черный дым, своими клубами в такт сопровождая каждый рывок.

Железная дорога идет тут только в одну колею, поэтому деваться нам было некуда. Надо было хоть каким-то способом двигаться вперед. Тем более, что сзади постепенно к нам подтянулись поезда, шедшие следом, и выстроились гуськом друг за другом так, что при некоторых поворотах можно было увидеть в хвосте три, а то и четыре состава.

В конце концов машинист следующего за нами поезда не выдержал, подогнал свой локомотив к нашему последнему вагону и начал его подталкивать. Дело пошло немного веселее…

Мы очень надеялись, что в Ольянтайтамбо, который располагался примерно на середине пути, и где рельсы расходятся на несколько параллельных веток, нам сменят локомотив. Однако по каким-то причинам этого сделано не было. И хотя за время остановки механики явно что-то попытались починить, наш путь так и продолжался на весьма невысокой скорости, периодически взбадривая нас очередными рывками и выстрелами из двигателя локомотива.

С наступлением вечерних сумерек среди клубов черного дыма, вырывающихся при хлопках из трубы локомотива, стали видны ярко красные искры, которые добавили к нашей «скачке рывками» еще и фейерверк, но праздничного настроения все равно не появлялось – было ясно, что вечер, на который был запланирован небольшой дополнительный осмотр Куско, у нас фактически пропал.

Вдобавок, когда уже совсем стемнело, в определенный момент мы обнаружили, что поезд, отпустив тормоза, катится с горки назад – то есть в противоположном нужному нам направлении. Откатившись таким образом где-то с километр, состав снова двинулся вперед. Оказалось, что машинист… заблудился!.. На одной из стрелок он уехал не по той колее, почему ему и пришлось возвращаться таким экстравагантным образом.

В общем, при первой же возможности, которая наступила только через шесть часов пути (вместо четырех часов в обычном режиме, которые требуются на дорогу от Мачу-Пикчу до Куско), мы – вместе практически со всеми другими пассажирами – сошли на станции, которая располагалась уже на подъезде к Куско, и взяли машину, с громадным облегчением покинув норовистый поезд с машинистом-затейником.

Когда же примерно через час, успев добраться до отеля, принять душ и выдвинуться в сторону ближайшего кафе на ужин, мы взглянули на прилегающий к городу склон горы, то увидели наш поезд, который только-только вползал на окраины Куско, салютую всему городу (и нам в том числе) искрами из трубы локомотива. И осознание того, что мы уже здесь, а он еще там, немного подняло настроение. Хотя времени у нас оставалось только поужинать – рано утром мы должны были выдвигаться в сторону границы с Боливией, и нас ожидал длинный перегон с целым рядом объектов по дороге…

* * *

С первыми лучами солнца мы двинулись в путь. Впрочем, почти сразу после выезда за городскую черту Куско, мы сделали первую остановку. Тут располагался археологический памятник Пикулакта – древний город, датируемый доинкским периодом.

С точки зрения поиска следов древней высоко развитой цивилизации, для нас тут не было ничего интересного. Все постройки сделаны из рваного камня на глиняном растворе. Вполне в рамках возможностей индейской цивилизации – хоть во времена инков, хоть до них. Зато Пикулакта дала нам довольно показательный материал для сравнения с Саксайуаманом (см. ранее).

Город занимал стратегическое положение – он закрывал вход в долину Куско, а посему выполнял фактически роль крепости и был окружен мощной внешней оборонительной стеной. В отличие от Саксайуамана, эта крепость была выстроена по всем правилам военного искусства. Она фактически перекрывала проход в долину. Внешняя стена хоть и имела совершенно прямолинейную, а не зигзагообразную форму, и была выстроена по достаточно примитивной технологии, но окружала полностью весь город и не имела «слабых мест» с точки зрения обороны.

Вдобавок, в нескольких сотнях метрах от самого города – в самом узком месте на входе в долину – располагался дополнительный аванпост из трех ступенчатых башен (см. Рис. 100). Оставляя всего два нешироких прохода, этот аванпост надежно перекрывал подступы к Пикулакте (а соответственно и к Куско), и обороняться тут можно было весьма небольшими силами.

Сами башни сложены по той же самой технологии – рваный камень на глиняном растворе. Но на двух крайних башнях со стороны прохода имелась облицовка, которая издали производила впечатление высококачественной каменной кладки древней развитой цивилизации. И это сначала погрузило нас в состояние задумчивости и сомнений.

Однако более детальный осмотр выявил целый ряд весьма показательных нюансов – довольно небрежная обработка внешней поверхности блоков, кривые внутренние углы, следы стесывания простыми инструментами. Вдобавок, блоки были небольшого размера и сделаны из песчаника, довольно неплохо поддающегося обработке даже простыми бронзовыми инструментами.

Все это в итоге позволяет выдвинуть версию, что в данном случае мы имеем дело с обычной имитацией. Индейцы видели высококачественные сооружения в Куско и пытались подражать древним строителям. Но возможности их были ограничены, поэтому даже при работе с довольно мягким материалом они не смогли избежать упомянутых огрехов.

И если доинкская датировка Пикулакты археологами верна, то исходные образцы высококачественной кладки, которую копировали индейцы, существовали в Куско заведомо до прихода сюда инков. Что вполне согласуется с общей версией большой древности высоко развитой в техническом отношении цивилизации.

Показательно также и то, что здесь блоки с имитацией качественной кладки выполняют роль сугубо облицовки и абсолютно не несут какой-либо силовой функции, характерной для построек этой высоко развитой цивилизации…

* * *

Сделав еще одну небольшую остановку по дороге в небольшом местечке Ракчи, где мы быстренько отсняли сравнительный материал (см. Рис. 81), относящийся к прежнему облику храма Кориканчи в Куско, мы примерно к полудню въехали на знаменитое плато Альтиплано, на котором располагается не менее знаменитое озеро Титикака.

Альтиплано производит весьма унылое впечатление своей весьма скудной растительностью и однообразным плоским рельефом. Интересных для нас архитектурных памятников в этой части плато нет, поэтому ехать было довольно скучно. Но зато нам удалось сделать одно весьма немаловажное наблюдение.

Местами дорога проходила рядом с небольшой речкой, которая текла в сторону озера Титикака. За время своего существования речка промыла русло ниже уровня поверхности Альтиплано так, что кое-где можно было увидеть геологические слои, слагающие плато. Они располагались строго горизонтально и имели рыхлую структуру, что полностью соответствовало осадочному характеру их образования. И это – весьма показательный момент.

Дело в том, в озере Титикака, расположенном на высоте около четырех километров над уровнем Мирового океана, были найдены морские виды растений и животных, абсолютно не характерные для пресной озерной воды. Как они могли тут оказаться?..

Есть версия, что озеро представляет из себя «кусочек моря», который был поднят вверх в ходе каких-то мощных тектонических процессов. Однако данная версия представляется весьма сомнительной по целому ряду соображений. Во-первых, вряд ли такой «кусочек моря» остался бы в целости и сохранности при таких масштабных процессах, которые понадобились бы для подъема его на высоту четырех километров. А во-вторых, эта версия абсолютно не соответствует местной геологии, которую мы и увидели.

В результате тектонических процессов, которые сопровождали бы подобный подъем «кусочка моря», следовало бы ожидать формирования местных гор из осадочных пород – таких, например, какие можно наблюдать на побережье Средиземноморья. Между тем на Альтиплано (в том числе и вокруг озера Титикака) повсеместно присутствуют выходы магматических минералов – гранита, базальта и других аналогичных типов вулканических, а вовсе не осадочных пород.

А вот само плато – как мы увидели благодаря той самой речке, протекавшей почти параллельно трассе – сформировано явно рыхлыми осадочными породами с четко горизонтальными слоями. Такая строгая горизонтальность слоев не могла сохраниться в ходе столь мощных тектонических процессов, которые должны были сопровождать подъем «кусочка моря» на четырехкилометровую высоту. На что, впрочем, указывает и самое разнообразное расположение слоев в тех скальных выходах магматических пород, которые периодически тут встречаются в виде поднимающихся над ровной поверхностью невысоких гор и скальных образований – слои в них иногда располагаются даже не просто под сильным наклоном, но и вертикально!..

Все гораздо больше соответствует тому, что сюда – на высоту четырех километров, в область уже сформированных магматическими породами гор – поднялась цунами из Тихого океана. Перехлестнув через горные перевалы и принеся с собой, не только морских обитателей, но и массу обломочного материала, собранного по дороге, она оказалась в углублении между двумя горными хребтами, где и осталась со всем своим содержимым. Впоследствии вода в основной своей массе постепенно испарилась, а ее содержимое сформировало те самые горизонтальные осадочные слои, которые образуют ныне очень ровную поверхность плато Альтиплано. Горы же, вершины которых были чуть выше слоя осадков, образовали те самые скальные «выходы» магматических пород, которые ныне поднимаются над поверхностью плато.

Такое развитие событий, между прочим, объясняет не только присутствие морских видов в озере Титикака, но и наличие в южной части плато огромных солончаков – последствий того, что испарялась не пресная, а соленая морская вода…

И именно такому развитию событий соответствуют находки археологов на плато Альтиплано.

«По всей Южной Америке также были обнаружены ископаемые останки времен Ледникового периода, в которых скелеты несовместимых видов животных (хищников и травоядных) беспорядочно перемешаны с человеческими костями. Не менее важным является сочетание (на достаточно протяженных площадях) ископаемых сухопутных и морских животных, беспорядочно перемешанных, но погребенных в одном геологическом горизонте»

(Г.Хэнкок, «Следы богов»).

«...фрагменты скелетов людей и животных лежат в хаотическом беспорядке вместе с обработанными камнями, орудиями, инструментами и бесчисленным количеством других предметов. Видно, что все это волокла, ломала и сваливала в кучу какая-то сила»

(там же).

* * *

До вечера мы успели посетить еще один археологический памятник в местечке Силустани, которое расположено неподалеку от озера Титикака. Здесь находятся остатки нескольких десятков так называемых чульп – цилиндрических конструкций, чем-то напоминающих по форме шахматную ладью.

Заезжали мы сюда скорее лишь потому, что все равно этот пункт располагался почти на нашем маршруте. Однако совершенно неожиданно некоторые из чульп поразили нас качеством кладки и размерами блоков, которые порой достигают веса в несколько тонн. А выделяющаяся своей формой «квадратная чульпа инкского периода» (как гласила табличка) вдобавок была сложена с применением технологии полигональной кладки.

Есть тут много и гораздо более простых конструкций из небольших обломков необработанного камня, однако весьма похоже, что это были уже поздние попытки повторить более совершенные формы, к которым инки вряд ли реально имели отношение.

Согласно принятой ныне историками версии, чульпы были могилами инкских вождей и знати. А разрушили их будто бы испанцы, которые пытались добраться до «сокровищ в захоронениях». Однако вот что странно – блоки разрушенных чульп, несмотря на порой весьма внушительный вес, не лежат рядом с «захоронениями», а разбросаны на значительной площади и находятся на расстоянии аж в десятки метров от остатков чульп, которые они ранее слагали.

Зачем испанцам было бы прилагать столько усилий на растаскивание блоков, если перед ними стояла задача лишь добраться до содержимого «захоронений»?!. Нет поблизости и никаких поселений, для которых могли бы понадобиться стройматериалы с «захоронений» столь оригинального вида…

Да и захоронения ли это были изначально?..

Чульпы Силустани

Фото.189

Чульпы Силустани

Развалы блоков в Силустани

Фото.190

Развалы блоков в Силустани

Отверстие в кладке квадратной чульпы

Фото.191

Отверстие в кладке квадратной чульпы

Буквально в нескольких километрах от этого места (ближе к границе с Боливией) нам попались сооружения почти точно такой же формы, но уже современные. Это были печи для обжига кирпичей!..

В центр печи закладывается топливо, вокруг него располагаются сырые кирпичи, а затем идут собственно стенки печи. После укладки всех ингредиентов топливо поджигается через небольшое отверстие внизу, которое в дальнейшем обеспечивает доступ воздуха, необходимого для горения.

Но у чульп в Силустани – по крайней мере у тех, что сделаны наиболее качественно и из самых больших блоков – есть точно такие же отверстия в самом низу!.. Так что это были вовсе не могилы, а печи!..

Правда, следов использования обожженных кирпичей в Южной Америке в доиспанский период не обнаружено, но ведь эти же конструкции вполне могли служить и плавильными печами для извлечения цветных металлов из руды!..

Сейчас остатки чульп забиты внутри обычными камнями. Испанцам это делать не было никакого смысла. Археологам тоже. Остаются только инки. И получается, что инки уже не понимали изначального назначения чульп в качестве плавильных печей!.. Тогда они действительно могли просто использовать их для захоронения своих вождей и знати.

Но кто тогда все-таки разрушил качественные чульпы из больших блоков, разбросав их по значительной площади?.. Не имеем ли мы дело здесь (как и в других местах Перу) с последствиями Войны Богов?..

Дать какой-то определенный ответ на этот вопрос, строго говоря, нельзя. Но общая картина разрушений уж очень напоминает результат серии целенаправленных взрывов. А во время войны плавильное производство обычно относят к категории стратегических объектов и стремятся его уничтожить…

Кстати. Чульпы, сложенные из небольших необработанных камней и представляющие, скорее всего, более позднюю имитацию древних плавильных печей, подобных масштабных разрушений не имеют. Хотя мелкие камни разбросать на большие расстояния было бы куда проще, чем блоки в тонны весом…

* * *

Переночевав на окраине Пуно, утром следующего дня мы двинулись дальше на юг по дороге, которая шла уже непосредственно вдоль берега озера Титикака. Здесь нас поджидало еще одно незапланированное приключение, немного пощекотавшее нервы.

У микроавтобуса, на котором мы ехали, неожиданно сломалось крепление одного из задних амортизаторов. Оказавшись «в свободном полете» этот амортизатор не нашел ничего лучшего, как воткнуться в ближайшее колесо, которое при своей скорости вращения, конечно, этого выдержать никак не могло, а посему микроавтобус испытал резкий удар и присел на одну сторону. Благо скорость была небольшая…

Потеряв около часа, ушедшего на снятие сломавшегося амортизатора и замену лопнувшего колеса, мы двинулись дальше – к объекту с названием Араму-Муру, которое мы долго никак не могли запомнить, постоянно путая в нем порядок букв…

Араму-Муру – это выход гранитных пород красного цвета. Слои гранита располагаются тут строго вертикально. А место такое, где ветры часто дуют в одном и том же направлении. В результате длительной эрозии гранитные скалы приобрели в Араму-Муру очень причудливые очертания, образовав в итоге прямо-таки неземной пейзаж с плоскими острыми пиками и выступами в форме человеческих лиц.

Но Араму-Муру знаменито не только причудливым видом самих скал. На боковой поверхности одного из вертикально вздымающихся слоев гранита вырезано огромное изображение каких-то «ворот» с дополнительной «дверцей» неправильной формы.

По местным поверьям, обработанный участок в виде огромных ворот – дверь в параллельные миры, которая время от времени может открываться. Есть даже легенда о том, что через эту дверь скрылся от испанских конкистадоров верховный жрец храма Корикачи в Куско. Жрец будто бы унес с собой главную святыню, которая была сделана из золота и хранилась на алтаре Кориканчи.

Другую местную легенду нам поведал старик-индеец, который проходил мимо и остановился, заинтересовавшись нашей пестрой компанией. По его словам, тут постоянно появляются группы туристов, которые занимаются медитацией. В ходе такой медитации, проходившей в одну из ночей несколько лет назад, один из туристов пропал (по высказанной версии – прошел сквозь ворота) и появился лишь через неделю в момент, когда тут коллективной медитацией занималась уже другая группа. Но вернулся он не один, а с какой-то спутницей.

Что это был за человек, где именно он пропадал целую неделю, и что за спутница у него появилась – мы так от старика добиться и не смогли. Почему-то его с трудом понимал даже наш перуанский гид-переводчик. Так что нам осталось довольствоваться собственными версиями и шутками о том, что это – красивая, но слабенькая «легенда прикрытия» для загулявшего на неделю мужа…

Как бы то ни было, но попытаться «открыть дверь в  параллельный мир», естественно, хотелось. На ночь никто тут оставаться не собирался, но медитировать в месте «дверцы» я попробовал. Первая попытка медитации дала картинку сильно заржавевшего механизма открытия ворот. А последующие приводили лишь к тому, что полностью останавливалось дыхание (высота в четыре тысячи метров над уровнем моря все-таки давала себя знать), посему авантюрный эксперимент пришлось прекратить…

Но гораздо больше нас заинтересовала обработанная поверхность скалы. На ней нигде не было никаких признаков скалывания материала простыми инструментами. Вместо этого «края ворот» – округлого вида углубления – оказались очень похожи по форме на выемки в граните в Асуанских каменоломнях в Египте!.. Они как будто вырезаны какой-то круглой или цилиндрической фрезой.

Более того, рядом с «воротами» в самом низу есть небольшие выемки, весьма похожие на аналогичные выемки, которые имеются на Асуанском Обелиске и вокруг него. Естественно, что возникает версия использования тут тех же самых инструментов, что использовались в Египте. А поскольку Обелиск в Асуанских каменоломнях вырезан явно древней высоко развитой цивилизацией, то и «ворота» в Араму-Муру, скорее всего, дело рук той же цивилизации…

Прямо над «воротами» у гранитной скалы отсутствовал кусок заметных размеров. Снизу нам показалось, что он был отпилен. Пришлось лезть наверх, благо чуть в стороне обнаружилась ведущая туда тропинка. Увы, оказалось, что это – вполне естественный скол. Просто гранит тут слоистый, а границы между слоями проходят по очень ровным плоскостям…

* * *

Хлебнув впечатлений от экзотического Араму-Муру, мы двинулись дальше. Предстоял (вполне легальный) переход границы между Перу и Боливией, который совершенно неожиданно добавил еще одно мелкое приключение в общую копилку незапланированных впечатлений.

Доехав до конечного пункта на территории Перу, мы покинули наш микроавтобус, перегрузили багаж на тележки зарабатывающих перевозом грузов местных рикш, получили отметки в паспорта о выбытии из Перу в местном контрольном пункте и двинулись в Боливию пешком по мосту, перекинувшемуся через речку, по которой проходит граница между двумя странами.

Увы. В отличие от гораздо более привычного пути с пересечением границ в аэропортах, мы не увидели здесь никаких магазинов «Duty-Free». Лишь несколько местных торговцев продавали сувениры, разложенные прямо на асфальте.

Пройдя под растянутым над мостом лозунгом «Добро пожаловать в Боливию!», мы встретились с боливийскими сопровождающими, которые нас уже ждали, и отправились в местный погранично-контрольный пункт ставить соответствующие отметки в паспорта. И тут оказалось, что поджидали нас не только сопровождающие от турфирмы, но и неприятный сюрприз от пограничников.

Помимо паспорта с проставленной визой (которую мы заблаговременно оформили в Москве) и таможенной декларации с нас вдруг затребовали ксерокопию паспорта. Все наши возмущенные восклицания о том, что ксерокопию паспорта мы сдавали при оформлении виз в их же, боливийское посольство в Москве, пограничник просто игнорировал – давай ксерокопию непосредственно мне, и все!..

Вроде бы мелочь. Но выяснилось, что ксерокса нет ни на пограничном пункте, ни вообще где-нибудь рядом. В итоге сопровождающему нас гиду пришлось собрать наши паспорта и бежать с ними назад – через границу в Перу, где ксерокс был, а затем снова возвращаться через границу в Боливию. В общем, смех да и только!..

Вполне возможно, что нам просто не повезло с конкретным дежурным пограничником, и другой мог оказаться сговорчивей. Но тем, кто запланирует подобный путь из Перу в Боливию, рекомендую все-таки запастись ксерокопиями паспортов на всякий случай…

Завершив дела с пограничниками и купив на доллары немного местных денег у дородной женщины-индианки (которая сидела прямо посреди ближайшей площади и, хотя и была больше похожа на торговку на Привозе, выполняла роль менялы, доставая пачки денег откуда-то из-под многочисленных юбок), мы двинулись в путь уже по Боливии. Впереди нас ждал один из главных и интригующих пунктов маршрута экспедиции – Тиауанако.

X