Перу и Боливия задолго до инков

Рубрика: Книги

На зависть современных технологам

Ежегодно в мире проводится целая масса всевозможных выставок и ярмарок, на которых представители соответствующих отраслей представляют друг другу и потребителям своей продукции самые новейшие достижения. Те, кто отстал, имеют возможность увидеть, в чем им следует подтянуться и в каком направлении развивать свои исследования и наработки.

Конечно, такие выставки весьма полезны. Но они все же ориентированы на демонстрацию того, что уже достигнуто. Пусть даже всего лишь в единичных экземплярах, но это все-таки уже сделано, это есть, и это известно как делать. А можно ли увидеть своими глазами то, что еще никто вообще делать не умеет?.. Причем не на фантастических картинках или компьютерных моделях, а в самой что ни на есть реальности?..

Для подавляющего большинства отраслей трудно даже представить, как можно было бы организовать подобную выставку. А вот у строителей и специалистов в области обработки камня такая возможность «заглянуть в будущее» есть. Им даже выставку для этого организовывать не надо – достаточно съездить в Южную Америку и посмотреть своим профессиональным взглядом на известные артефакты. И одной из таких «выставочных площадок», где множество «экспонатов» сосредоточено в одном месте является Ольянтайтамбо.

* * *

Ранее уже упоминалось, что на вершине каменного выступа, где разместился комплекс Ольянтайтамбо, расположена площадка так называемого Храма Солнца, облицованная плитами. Для этого многотонные глыбы (вес которых оценивается свыше 400 тонн!) доставлены сюда из каменоломни и подняты на высоту шестидесяти метров над горной долиной. Реализация только этого сегодня потребовала бы отдельного масштабного комплекса работ, разработки и создания специального грузового и такелажного оборудования и представляла бы уникальную операцию.

Если боковые стороны площадки явно претерпели некогда разрушение в ходе катастрофических событий и дальнейшее «восстановление» инками (в результате чего потеряли исходное состояние), то ее фасадная часть сохранила свою облицовку в первозданном виде, который способен потрясти любое воображение – настолько тщательно подогнаны разноформатные блоки кладки друг к другу.

Конечно, то, что громадные монолитные блоки не соприкасаются в этой кладке непосредственно друг с другом, а имеют своеобразные «промежуточные прокладки» гораздо меньшего размера, в значительной степени облегчает задачу достижения подобного результата. Однако и этот «облеченный вариант» реализовать ныне не так-то просто. Чтобы столь тщательно состыковать даже пусть относительно небольшие «прокладки» с громадными блоками, необходима фактически такая работа, которой занимаются уже не строители, а скульпторы, умеющие создавать единичные изделия из твердого камня. По сути, речь идет опять-таки об отдельном комплексе совместных строительно-скульптурных работ, который был бы уникальной операцией и занял бы весьма немало времени на свою реализацию.

Между тем создается полное впечатление того, что для древних строителей это не было чем-то невероятно сложным, а носило характер вполне рядовой работы, которая не потребовала огромного времени на ее выполнение. Твердый гранит просто обрабатывался по месту установки блоков, от которых по мере необходимости отрезали лишние куски так, как будто это вовсе не гранит, а пенопласт!.. И в итоге были получены стыки, в которые не пролезает даже острие иголки!..

На то же, что это вовсе не сугубо субъективное впечатление, а реальность, указывает как масштаб всего строительства, так и другие элементы имеющихся тут конструкций, в которых блоки – пусть и меньшего размера, но достигающие все-таки веса в тонны и десятки тонн – не только так же тщательно соединялись между собой без какого-либо раствора, но и буквально вписывались в окружающие скалы.

Для достижения такой вписанности кладки, сами окружающие скалы при необходимости столь же легко и непринужденно подравнивались до нужной формы. Так что современному скульптору-каменотесу пришлось бы работать не только с мелкими фигурными вставками, а непосредственно со скальным массивом!..

За счет весьма гармоничного сочленения кладки с самой горой (равно как за счет использования не только прямоугольных блоков, но и полигональной кладки) древние строители добивались весьма высокой сейсмоустойчивости своих сооружений, которые в случае землетрясений двигались вместе со всей горой как единое целое, не распадаясь в результате на отдельные блоки и сохраняя свою монолитность.

Делаем ли мы сейчас что-то подобное?.. Нет.

Способны ли мы сейчас повторить такой результат?.. Пожалуй, больше теоретически, чем практически. Наши даже ультрасовременные здания «повышенной сейсмоустойчивости» (создаваемые, между прочим, вовсе не из природного камня, а из бетона) вряд ли выдержат тысячи лет в подобных условиях. Ни один из создателей этих зданий – будь то архитектор или строитель – таких гарантий не даст…

На сейсмоустойчивость древних сооружений дополнительно работали и специальные металлические стяжки, которые соединяли между собой по крайней мере некоторые из прямоугольных блоков. «Т»-образные выемки под стяжки на таких блоках сохранились до сих пор.

Сейчас повторить подобный прием мы можем, конечно. Даже при условии того, что для этого потребуется нечто типа мобильной плавильной печи, из которой расплавленный металл бы заливался в выемки непосредственно на месте кладки. Другое дело, что из природного камня мы не строим, а в бетонных конструкциях удобней использовать не внешнюю, а внутреннюю арматуру, которая и выполняет фактически роль таких стяжек…

Впрочем, и у древних строителей в Ольянтайтамбо стяжки были скорее исключением, чем правилом. Гораздо чаще они предпочитали добиваться прочности и устойчивости своих сооружений за счет отхода от точной прямоугольной формы блоков и создания полигональной кладки.

Хотя один из вариантов получения плотных стыков в полигональной кладке и описывался ранее, но он является сугубо теоретическим, поскольку современные возможности, инструменты и технологии, не позволяют нам так работать с тяжелыми блоками из твердых пород камня. Между тем, соединения отдельных блоков между собой в полигональной кладке Ольянтайтамбо проходят порой по таким сложным кривым, что трудно себе представить даже теоретически, как вообще можно было получить такую форму, не говоря уже о том, как при этом обеспечить столь же тщательнейшую подгонку блоков друг к другу.

Один из весьма показательных примеров, демонстрирующих возможности в этом древних строителей, можно видеть, скажем, в одной из трапециевидных ниш в сооружении, которое носит название Храма Десяти Ниш. Тут блок, образующий заднюю стенку ниши соприкасается с блоком левой стенки по такой сложной кривой, для получения которой обрабатывающий инструмент должен был двигаться и вращаться во всех трех измерениях!..

Именно эта «вычурность» форм блоков в полигональной кладке позволяет стенкам древних сооружений выдерживать самые сильные землетрясения, поскольку обеспечивает необходимую степень сцепления блоков между собой при движениях по всевозможным направлениям.

Можем ли мы это хоть как-то повторить на современном уровне технологий?..

Непосредственно саму форму, конечно, можем. Например, можно сделать аналогичные блоки из бетона, заливая его в соответствующую фигурную опалубку. Однако тут встает весьма серьезная проблема. Дело в том, что ни один современный бетон не способен обеспечить ту устойчивость к нагрузкам, какую имеет гранит или базальт, использованные древними строителями. В результате при одних и тех же сейсмонапряжениях гранитная или базальтовая полигональная кладка устоит, а бетонная растрескается. Так что простое повторение формы в бетоне задачи не решает.

Мы можем, конечно, повторить подобное соединение и каменных блоков, привлекая опыт и технологии скульпторов-камнерезов. Только такая работа будет носить штучный характер. Для масштабного же строительства современные средства и способы получения полигональной кладки даже из небольших блоков гранита или базальта будут чрезвычайно дорогостоящими, а из больших блоков – вообще недостаточными.

Придирчивый читатель может сказать: а стоит ли в таком случае вообще копья ломать?.. Ну строим мы что-то из бетона, так и хватит. Давно ведь не возводим что-то на века, не говоря уже о тысячелетиях. Сломается – построим новое, и все дела!..

Однако в данном случае мы в действительности сталкиваемся не только с проблемами прочности и долголетия сооружений. Вопрос гораздо шире, чем это может показаться на первый взгляд.

Так, скажем, в свое время Эрих фон Дэникен высказал очень любопытную и весьма здравую мысль, которая сводится к следующему.

Рано или поздно мы все-таки оторвемся от нашей матушки-Земли и начнем осваивать другие планеты. И нам потребуются на этих планетах какие-то долговременные сооружения. Повезем ли мы туда готовые конструкции?.. Если и повезем, то только на самом начальном этапе, поскольку это слишком дорого и нерационально. Для сколь-нибудь масштабного освоения других планет подобный способ не годится.

Будем ли мы там ставить целые производства бетона, кирпича, арматуры и всего прочего, что ныне нам требуется для строительства?.. Тоже вряд ли. Опять-таки это невыгодно и нерационально.

Самым оптимальным будет использование для строительства местных материалов. А какой строительный материал является самым универсальным во Вселенной?.. Камень!.. Он есть на любой планете, хоть сколь-нибудь подходящей нам для освоения (газовые гиганты типа Юпитера я в расчет не беру).

Однако из этой простой мысли Дэникена вытекают очень значимые следствия. Дело в том, что для работы с камнем на месте требуется кардинальное изменение самих подходов в технологиях. Мы привыкли тому, что берем природный камень и с помощью стационарного и громоздкого оборудования сначала превращаем его фактически в пыль, а потом уже из этой «пыли» делаем нужные нам стройматериалы – кирпичи, блоки, плиты, бетон и тому подобное. А нужно совсем иное. Нужно учиться работать с готовым камнем, минимально нарушая его целостность, с помощью весьма мобильных инструментов и столь же мобильных технологий. Только в этом случае перевозки на другую планету будут сведены к минимуму – к доставке туда только таких мобильных инструментов.

И вот что любопытно. В сооружениях Ольянтайтамбо (впрочем, как и во многих других местах, где имеются мегалитические конструкции) мы видим использование как раз именно такого подхода!..

У нас нет таких инструментов. У нас нет таких технологий. Но мы имеем возможность видеть уже готовый результат. Значит – это сделать можно!.. А следовательно, есть возможность и есть смысл поискать если не сами технологии, с помощью которых достигнут этот результат, то хотя бы какие-то их аналоги!..

Тот же придирчивый читатель может вновь возразить. Дескать, мало ли еще когда наступит этот период активного и масштабного освоения других планет. Чего ради заниматься каким-то фантастическим будущим?.. Придет время – будем искать соответствующие новые технологии и разрабатывать нужные инструменты. А ныне нам итак неплохо живется…

Но в том-то все и дело, что для практического и даже масштабного применения подобных технологий вовсе нет смысла дожидаться именно периода массового освоения других планет. Например, у нас уже периодически встают задачи возведения каких-то сооружений в труднодоступных горных районах. И в таких случаях мы по старинке вынуждены завозить туда железные конструкции, бетон, кирпич и прочее-прочее-прочее. Все это встает в весьма немалые деньги. А только представьте, какую экономию и какие выгоды можно было бы получить, если бы у нас были мобильные инструменты, позволяющие как угодно работать с камнем и делать то, что мы видим в Ольянтайтамбо!.. Любые горные районы не страшны!..

Так что никакого отдаленного будущего и не надо дожидаться. Вопрос о разработке подобных технологий и инструментов является делом уже даже не сегодняшнего, а вчерашнего дня!..

X