Перу и Боливия задолго до инков

Рубрика: Книги

Другой тип кладки, который привлек наше внимание в Куско, оставил весьма неоднозначное впечатление. Это кладка из относительно небольших (хотя и достигающих иногда сотен килограмм) преимущественно прямоугольных блоков из гранита или базальта, уложенных без какого-либо раствора.

С одной стороны, этот стиль кладки кардинально отличается от мегалитической полигональной. Вдобавок, некоторые из домов, где есть участки стен с подобной кладкой, датируются уже периодом аж после испанского завоевания. С другой стороны, есть целый ряд соображений, который заставляет задуматься о возможности создания этой кладки вовсе не испанцами, и даже не инками, а совсем другой цивилизацией.

Во-первых, испанцы – в полном соответствии со строительными традициями и навыками Старого Света – широко использовали раствор. Укладка каменных блоков друг на друга без раствора для них было делом непривычным и даже чуждым.

Во-вторых, достаточно хорошо известно (и это зафиксировано в исторических документах), что испанцы очень часто использовали каменные блоки более древних сооружений, разбирая старые конструкции и перевозя стройматериал в другое место. Скажем, еще относительно недавно можно было за весьма небольшие деньги купить и забрать для собственного строительства блоки со знаменитого комплекса Саксайуамана, расположенного на окраине Куско. Так что даже письменно зафиксированный факт строительства какого-либо дома в какой-то известный момент времени еще вовсе не означает, что ровные блоки, использованные при его строительстве, были изготовлены именно в ходе возведения дома, а не существенно раньше.

В-третьих, кладка из прямоугольных блоков, уложенных без раствора, практически никогда не доходит до уровня крыши – по крайней мере мы не обнаружили ни одного дома, где крыша лежала бы непосредственно на такой кладке. Везде поверх более-менее красивых и достаточно ровных каменных блоков располагаются оштукатуренные участки стен, возведенных гораздо более простым способом – кирпич или «рваный» камень на растворе. Причем это прослеживается даже в самых «богатых», центральных кварталах города. И нередко ровная кладка образует вообще лишь небольшие «островки» в общем массиве стены.

Для варианта единого автора строительства это по меньшей мере странно – получается, что люди, способные создать хорошую кладку нижнего яруса, почему-то вдруг не смогли ее сделать выше. С гораздо более высокой вероятностью мы имеем тут свидетельство того, что дом создавался на древних руинах или с использованием стройматериала из них. И те, кто строил верхний ярус, уже понятия не имел о технологиях обработки камня, использованных при создании блоков, ныне образующих нижний ярус стен.

И в-четвертых, в случаях, когда использовалось сразу несколько стилей кладки, достаточно отчетлива видна деградация ее качества от стадии к стадии, а вовсе не усовершенствование. И это имеет место даже тогда, когда более ранние стадии строительства приписываются инкам с их примитивными каменными и бронзовыми инструментами, а поздние – испанцам с куда более развитыми технологиями.

Кладка из прямоугольных блоков без раствора

Фото.75

Кладка из прямоугольных блоков без раствора

Участки стены с разной кладкой

Фото.76

Участки стены с разной кладкой

Полигональные «вставки» в кладке из прямоугольных блоков

Фото.77

Полигональные «вставки» в кладке из прямоугольных блоков

В целом, все гораздо более похоже на вторичное использование менее развитой цивилизацией (инками и испанцами) в качестве стройматериала для новых домов блоков древних сооружений, созданных с применением гораздо более совершенных технологий. Причем если учитывать то, что блоков на целые дома не хватало, речь должна идти не просто о древних сооружениях, а уже о их руинах. О том же, что таких руин в Куско было немало, свидетельствуют аналогичные прямоугольные блоки, которые массово используются местным населением как попало – в качестве притолок входных ворот, вставок в стены из обычного «рваного» камня на растворе и даже в роли столов и скамеек во дворах…

В принципе, в подобном повторном использовании стройматериалов нет чего-то странного или необычного. Нас же не удивляет, когда для дачных участков закупаются где-то бревенчатые дома, которые разбираются на отдельные бревна и перевозятся в другое место. При этом бревна предварительно специальным образом нумеруются, чтобы не перепутать их расположение друг относительно друга, а затем сборка идет в соответствии с этой нумерацией. Абсолютно точно таким же образом испанцы вполне могли помечать блоки древних сооружений, восстанавливая порядок их следования в кладке стен своих новых домов.

И даже отсутствие раствора тут ничего не меняет. Если в старой кладке раствора не было, а прочность ее обеспечивалась тщательной подгонкой блоков друг к другу, то, соблюдая необходимый порядок сборки, и испанцы могли восстанавливать старую кладку на новом месте так же без раствора – размеры блоков это вполне позволяют.

Но насколько древние это были руины?.. Можно ли считать инков создателями блоков подобной кладки?..

Думаю, вряд ли…

Во-первых, хоть в данном случае блоки имеют гораздо меньший размер и прямоугольную форму в отличие от мегалитической полигональной кладки, в технологи обработки камня явно прослеживаются общие черты. Например, при отсутствии выравнивания внешней поверхности стен с кладкой из прямоугольных блоков отчетливо видна фаска на стыках, знакомая по полигональной кладке. А выравнивание положения блоков по глубине также происходило по этой фаске.

Во-вторых, нередко в кладке из прямоугольных блоков встречаются своеобразные «вставки» – участки, которыми древние строители как будто специально демонстрировали свое превосходство над современными мастерами. Сочленение блоков на таких участках носит полигональный характер и требует очень тщательной и высоко квалифицированной работы с камнем.

И в-третьих, в целом ряде сооружений в Перу, которые явно не имеют никакого отношения к инкам, нередко встречается именно такой стиль кладки – из небольших прямоугольных блоков, уложенных без какого-либо раствора.

Одним из таких сооружений является Кориканча, на остатках которого располагается ныне католическая церковь Санто-Доминго…

* * *

После захвата Куско испанцами, победители поделили между собой территорию и сооружения города. Главный инкский храм, ныне наиболее известный под названием Кориканча («Золотой дворец»), после разграбления был пожертвован Доминиканскому Ордену, представительство которого в то время возглавлял первый епископ города Куско Висенте Вальверде.

Епископ сразу же начал строительство церкви и женского монастыря на этом месте, предварительно разрушив индейский храм. Выстроенная Вальверде церковь просуществовала лишь до землетрясения 31 марта 1650 года, которое разрушило ее практически до основания.

Современный же комплекс зданий церкви и женского монастыря был возведен под руководством Франциско Мукоса в 1780 году. Но и этому комплексу пришлось пройти серьезное испытание 21 мая 1950  года, когда другое сильное землетрясение повредило значительную часть его сооружений и обнажило более древние стены, все-таки уцелевшие в ходе разрушения Висентом Вальверде инкского храма.

Ныне церковь Санто-Доминго являет собой, пожалуй, наиболее яркий и показательный пример вторичного использования испанцами более древних сооружений в качестве источника стройматериалов. Причем, не только в качестве свидетельства такого использования вообще, но и в качестве показателя как стандартов, так и пределов их строительных возможностей.

Стены церкви выстроены из прямоугольных каменных блоков, уложенных на раствор даже без соблюдения какого-либо их исходного порядка. Если блок был слишком большим, его просто разбивали на куски меньшего размера, которые тоже укладывали как попало. Об этом красноречиво говорят, например, блоки, на которых остались выемки под Т-образные металлические стяжки – напротив выемки нет ответной части, которая там ранее была (как нет, естественно, и самой стяжки). Впрочем, подобный подход вполне понятен – задача состояла не в том, чтобы перенести на это место какое-либо старое сооружение, а в том, чтобы возвести новое, которое соответствовало бы католическим канонам.

Церковь Санто-Доминго

Фото.78

Церковь Санто-Доминго

Блок с Т-образной выемкой в кладке церкви Санто-Доминго

Фото.79

Блок с Т-образной выемкой в кладке церкви Санто-Доминго

Древняя стена в основании церкви Санто-Доминго

Фото.80

Древняя стена в основании церкви Санто-Доминго

Если ориентироваться на цвет и фактуру камня, а также на размеры целиком использовавшихся блоков, то можно предположить, что в данном случае материал брался из разных мест. Но наиболее схожими по этим параметрам, на мой взгляд, являются блоки, составляющие ныне остатки некоторых древних сооружений на вершине холма, расположенного за стенами знаменитого Саксайуамана (см. далее Рис. 101). Так что не исключен вариант, что основная масса стройматериала бралась именно оттуда.

Со стенами современной церкви резко контрастируют выглядывающие из под них остатки древнего сооружения, сложенные из блоков черного базальта. Причем контрастируют не только по цвету, но и по всем параметрам каменной кладки. Блоки тут тщательнейшим образом подогнаны друг к другу без использования какого-либо раствора. Если где-то и проглядываются ныне щели, то ясно, что это – результат лишь многократного воздействия землетрясений, а не халатность строителей.

Внешняя поверхность древней стены выровнена по кривой замысловатой формы. Причем она не просто выровнена, а почти отшлифована!.. И сделано это явно уже после укладки блоков – на краю стены, примыкающем к современным стенам церкви, остались блоки с невыровненной внешней поверхностью.

Строители церкви по сравнению с создателями этой стены из черного базальта выглядят как ученики-двоечники рядом с мастерами экстра-класса!..

И после этого историки еще уверяют нас, что гораздо менее развитая в техническом отношении (по сравнению с Европой периода эпохи Великих географических открытий) цивилизация инков является автором этой стены!?. Это же противоречит не просто элементарной логике, но и всему тому, что прямо-таки бросается в глаза!..

Да. Конечно, нет абсолютно никаких сомнений в том, что церковь Санто-Доминго выстроена на месте главного инкского храма – Кориканчи. Как нет абсолютно никаких сомнений и в том, что эта стена из черного базальта относится как раз к Кориканчи. Но разве из этого следует, что именно инки являлись ее создателями?!. Вовсе нет!..

Более того. Даже в известных письменных источниках, в которых упоминается главный храм инков, на самом деле можно обнаружить прямые свидетельства того, что принятая историками точка зрения является глубоко ошибочной.

К сожалению, описания Кориканчи, составленные в период завоевания (тогда, когда этот храм был еще цел), акцентируются в основном на том, что представляло главную ценность для завоевателей – на золоте. Испанские хронисты детально описывали прежде всего золотую отделку храма, а также предметов из золота, заполнявших его помещения и сады. Эта увлеченность хронистов именно столь важным для захватчиков металлом плавно перетекла и в современные описания индейского храма. Максимум, что добавилось – это рассуждения о важной роли этого религиозного центра, которую он играл в жизни империи инков.

Между тем в хрониках попадаются описания самых разных архитектурных деталей Кориканчи. Правда, описания эти существенно менее объемны, нежели в отношении золотых украшений. Но на их основании исследователи, которых интересовал главным образом сам инкский храм, а не история разграбления этой индейской святыни, смогли восстановить тот облик Кориканчи, какой он имел на момент прихода испанцев.

«Стены из очень хорошо обработанного камня имели наверху продолжение из высушенных на солнце глиняных кирпичей. Кровля была соломенной и сделана из древесины и связок травы, с карнизом приблизительно полтора метра; с потолками, скромный вид которых менялся в дни праздников, когда они были закрывались эффектными разноцветными ковриками, сделанными из специальных перьев. Гаспарини полагает, что часто упоминаемое летописцами «обрамление золотом» в виде короны, окружающей всю внешнюю верхнюю сторону храма, служило, скорее, чтобы скрывать различие между прекрасной каменной кладкой и верхней стеной из глиняных кирпичей».

Можно даже не напрягаться, пытаясь восстановить зрительный образ Кориканчи по данному тексту. Дело в том, что в Перу сохранилось нечто подобное до сих пор – в совсем небольшом городке Ракчи, расположенном к югу от Куско в нескольких часах езды. Тут остались стены, которые замечательно подходят под приведенное описание. И естественно, что мы не могли не заехать в Ракчи по пути к озеру Титикака, раз уж маршрут проходил в непосредственной близости от столь показательного памятника, хотя больше абсолютно ничего примечательного тут нет.

Допустим (просто на секунду допустим), что всю двухъярусную стену целиком создали одни и те же строители – инки. Что мы получаем?.. Громадные трудозатраты на нижнюю часть стены и минимальные трудозатраты на верхнюю, сводящие все предыдущие усилия к нулю. Абсолютная бессмыслица!.. Ни разума, ни эффективности, ни рациональности…

Ладно бы это было только в Ракчи – то есть где-то в глухой провинции. Но ведь это, судя по результатам, к которым пришли исследователи, имело место и в главном религиозном святилище огромной и мощной империи!..

Если инки, по мнению историков, могли спокойно построить массу мегалитических сооружений с великолепной кладкой в самых разных местах своей страны и построили столь же великолепную нижнюю часть своего главного храма в самом центре империи, то почему они верхнюю часть этого храма сделали из простых адобов – необожженных кирпичей?!. С чего бы их потянуло на подобную халтуру?..

Ответ просится сам собой. Потому что мы в Кориканче сталкиваемся лишь с еще одним примером вторичного использования. Инки не имели никакого отношения ни к мегалитам, ни к нижней части стены в Кориканче. Они ответственны лишь за верхнюю – примитивную – часть кладки.

Инки – точно так же, как и в дальнейшем испанцы – только использовали руины гораздо более древних сооружений. Сооружений, которые были созданы совершенно иной – очень высоко развитой – цивилизацией!..

Так что версия Гаспарини о том, что золотые украшения в Кориканче были лишь декорацией, призванной отвлечь внимание постороннего зрителя от разницы между двумя ярусами стен, похоже, очень близка к действительности. Более поздние владельцы – инки, которые и надстроили верхнюю часть из адобов – пытались тщательно скрыть свое дилетантство и ничтожество по сравнению с первоначальными строителями…

Заметим попутно, что легко можно увидеть явное сходство между стенами в Ракчи (а соответственно, и в инкском Кориканче) и теми стенами в Куско, в которых нижний ярус сложен из прямоугольных блоков без раствора, и о которых речь шла чуть ранее. Причина различия двух ярусов во всех упомянутых случаях одна и та же – более поздние строители были просто не в состоянии повторить достижения древних.

* * *

Однако Кориканча – это вовсе не остатки одной единственной стены, которая огораживала значительную территорию. На этой территории сохранился целый комплекс сооружений из таких же прямоугольных базальтовых блоков, уложенных также без какого либо раствора.

Все они считаются инкскими храмами и даже имеют свои названия в соответствии с тем, что застали тут испанцы. Но в данном случае особого значения эти названия не имеют. Ведь как Доминиканский Орден лишь использовал место инкского храма для своей церкви Санта-Доминго, так и инки использовали некие древние сооружения в качестве своих храмов. Нас же интересует не то, кто в каких целях использовал что-то из древних сооружений уже в дальнейшем, а их первичное назначение и особенности.

Если ориентироваться на то, как выглядят эти внутренние «храмы» Кориканчи, то больше всего они похожи на небольшие одноэтажные домики с входной дверью, нишами и иногда окнами, которые имеют характерную форму вытянутой по вертикали трапеции. Все достаточно лаконично и даже аскетично без каких-либо излишеств. Настолько, что эта аскетичность приводит в некоторое замешательство.

Вместо названия «Кориканча» в испанских хрониках и ранних исторических книгах встречаются и другие варианты – Интиканча («Дворец Солнца») и «Интиуаси» («Дом Солнца»). На дворец эти «храмы-домики» как-то совсем не похожи. Да и для «Дома Солнца» все слишком скромно, если учитывать, что Солнце считалось у инков главным богом…

Внутри одного их «храмов» Кориканчи

Фото.82

Внутри одного их «храмов» Кориканчи

Отдельные отполированные блоки в кладке

Фото.83

Отдельные отполированные блоки в кладке

Сопряжение блоков в кладке «храмов-домиков»

Фото.84

Сопряжение блоков в кладке «храмов-домиков»

Столь же противоречивые ощущения вызывает качество кладки. Вроде бы внешние и внутренние углы в основной своей массе выведены ровно даже там, где блоки с одной стенки заходят на другую, но нет-нет да мелькнет местами какая-то небольшая погрешность. Вроде бы поверхность стен в целом выровнена, но все-таки попадаются участки, где это до конца не сделано, а кое-где попадаются даже блоки с оставшимися «карьерными» выступами. И порой возникает впечатление, что строители бросили работу незаконченной, без проведения финальной отделки.

Конечно, строители могли и не стремиться добиться совсем уж идеального качества. Может, оно им было не нужно. И если бы все стенки были оставлены в подобном состоянии, этим объяснением можно было бы и ограничиться. Но в нескольких местах нам попались блоки с отполированной поверхностью. Эти блоки особенно заметно выделяются среди своего окружения, когда смотришь на них под таким углом, при котором хорошо видно свет, отражаемый отполированной поверхностью.

Наличие этих отдельных отполированных блоков так и осталось для нас полной загадкой. Находятся они на такой высоте (на уровне головы и выше), что ни туристы, ни испанцы, ни инки отполировать их случайными прикосновениями никак не могли. Но это и не является тем результатом, к которому могли стремиться строители, по каким-то причинам не завершившие свою работу.

Дело в том, что отполированная поверхность по сравнению с соседними участками пусть на немного, но все-таки выступает наружу, а вовсе не заглубляется внутрь, что следовало бы ожидать при последовательном повышении качества обработки поверхности (материал же может только стачиваться, а никак не добавляться). Такое странное расположение отполированных участков приводило нас даже к версии, что стены изначально были полностью отполированы, а уже позже кто-то специально эту полировку повредил. Но целый ряд других деталей и нюансов так и оставил эту версию в разряде весьма сомнительных.

За исключением этих нескольких отполированных блоков, в целом вся поверхность стен сохраняет такие мелкие неровности, которые весьма похожи на следы от скалывания материала зубилом. С одной стороны, можно было бы говорить о ручной обработке. А с другой стороны, ныне практически в любом строительном магазине можно встретить отделочный камень с поверхностью, которая имеет шероховатость и более крупные неровности, но создано это искусственно с применению механического оборудования. Так что в конечном счете, вопрос о способе получения итоговой поверхности на блоках «храмов-домиков» Кориканчи остается открытым.

Конечно, есть всем хорошо знакомая «бритва Оккама» – принцип, который в одном из своих вариантов гласит: «Не изобретай дополнительной сущности без надобности». В соответствии с этим принципом возникает желание остановиться все-таки на обычной ручной обработке блоков «храмов-домиков» Кориканчи. Но есть несколько моментов, которые все-таки вызывают «надобность в дополнительной сущности», то есть заставляют усомниться в ручной обработке и задуматься о более серьезных технологиях.

Прежде всего, смущает великолепное качество подгонки блоков друг к другу даже там, где сопряжение идет по криволинейной поверхности. Причем столь же ювелирная подгонка имеет место там, где вставлена совсем небольшая (чуть более сантиметра) «заплатка». Это место настолько привлекает туристов своей необычностью, что они умудрились отполировать поверхность «заплатки» своими пальцами.

Кроме того. Согласно данным археологов, блоки кладки «храмов-домиков» были соединены между собой бронзовыми стяжками в форме буквы «Н» (или сдвоенной буквы «Т», что одно и то же). А данную технологию я склонен все-таки относить к достижениям не инков, а высоко развитой древней цивилизации, создававшей мегалитическую полигональную кладку, поскольку такой метод крепления встречается именно на ее сооружениях (см. далее).

Дополнительным косвенным аргументом в пользу того, что «храмы-домики» Кориканчи строили вовсе не инки, может служить каменный алтарь, стоящий посреди комплекса. Не в пример «храмам-домикам», качество его исполнения, мягко говоря, оставляет желать лучшего – стенки и внешние углы «гуляют» из стороны в сторону, а внутренние углы вообще сделаны крайне плохо и сохранили следы грубого скалывания материала. Но все это замечательно соответствует ручным технологиям обработки, и сомнений в изготовлении его инками не возникает никаких.

Алтарь служил инкам местом для жертвоприношений и являлся самым священным, самым основным элементом храма. Это было принято во всех религиях и у всех народов. Тогда если считать, что «храмы-домики» с их замечательной подгонкой блоков возвели инки, то почему самый священный элемент этого же храма они сделали так халтурно?..

Гораздо более логичным выглядит предположение, что инки очень старались при изготовлении алтаря. Однако то, что мы видим на нем, было фактически пределом их возможностей в обработке твердого базальта. Как смогли – так и сделали. Но тогда автоматически получается, что к возведению «храмов-домиков» Кориканчи инки также не имеют никакого отношения, как и к созданию внешней стены комплекса.

Вот к чему инки вполне могли иметь отношение, так это к дыркам, которые проделаны в целом ряде базальтовых блоков. Можно было бы сказать, что они «просверлены», но язык не очень поворачивается это так назвать – значительно больше здесь подходит слово «проковыряны», настолько небрежно они сделаны.

В дополнение к дыркам нередко можно видеть дополнительные углубления, идущие по поверхности как от дырки к дырке, так и к краям блока. Сделаны они также большей частью очень небрежно и зачастую заметно отклоняются от прямой. Все это резко контрастирует с качеством изготовления самих блоков.

Сомнений в ручном изготовлении дырок и выемок с помощью простейших инструментов не возникает никаких. Как не возникает сомнений в том, что инкам подобное вполне было по силам.

Судя по их взаимному расположению, дырки и выемки вполне могли предназначаться для крепления к блокам деревянных бревен или каких-то других элементов с помощью веревок. Что и понятно: просто голые стены инков вряд ли интересовали…

Алтарь в центре Кориканчи

Фото.85

Алтарь в центре Кориканчи

Дырки и углубления в базальтовых блоках

Фото.86

Дырки и углубления в базальтовых блоках

«Церемониальная ниша»

Фото.87

«Церемониальная ниша»

Аналогичные дырки и выемки присутствуют на блоках довольно странной конструкции, которая на поясняющей табличке названа «церемониальной нишей инков». Издали ее можно принять за какие-то ворота с составными створками дверей, но при ближайшем рассмотрении выясняется, что в этих «воротах» «створки дверей» двигаться никак не могли – части «створок дверей» представляют из себя на самом деле фигурные окончания блоков, уходящих глубоко в кладку стен.

Что именно крепили тут инки?.. Для чего им могли понадобиться дырки и выемки в таком количестве?..

И что это было вообще?.. Для чего первоначальным строителям Кориканчи могла понадобиться столь странная конструкция?..

Все это остается полной загадкой…

* * *

Куско принято считать столицей инкской империи. Спору нет – инки действительно использовали этот город в качестве столицы своей империи. Но если учесть наличие и количество тут сооружений совершенно иной – гораздо более развитой в техническом отношении – цивилизации, то возникает вопрос: а чьей столицей был Куско изначально?..

Различные индейские племена, свидетельства проживания которых в долине Куско археологи прослеживают почти аж на протяжении трех тысяч лет, в расчет можно не брать. Их возможности в обработке камня и строительстве были еще ниже, чем у инков.

Обычно в исторической литературе упоминается о том, что на языке индейцев кечуа слово «Куско» означает «Пуп земли». Однако перевод с одного языка на другой – штука тонкая. Очень часто в значениях слов существуют различные нюансы, которые при переводе могут теряться. Так и тут обстоит дело. Помимо перевода в значении «Пуп земли», можно встретить и другие варианты. Например, у некоторых авторов говорится о том, что «Пуп земли» или «Пуп мира» на языке кечуа эквивалентно «Центру жизни» или «Солнечному Сплетению» – в смысле того же центра, в котором сконцентрирована жизнь. Причем в данном случае подразумевается жизнь Солнца – верховного бога инков, которому подчиняется все мироздание. И это полностью соответствует тому восприятию города и долины самими инками, которые считали это место священным – домом богов!..

А если учесть явную концентрацию мегалитических сооружений Южной Америки именно близ долины Куско, то можно допустить, что это место выполняло роль определенного центра древней высокоразвитой цивилизации, представителей которой индейцы называли «богами».

* * *

И последнее.

Буквально несколько лет назад в средствах массовой информации промелькнуло сообщение о том, что археологи обнаружили древний тоннель длиной в несколько километров, проходящий под Куско и соединяющий комплекс Кориканча со знаменитым мегалитическим сооружением Саксайуаман.

Еще Гарсиласо де Ла Вега и Сьеза де Леон в своих хрониках упоминали о некоей «подземной цитадели» под Куско, но до сих пор никто не пытался подтвердить или опровергнуть их сведения. Хотя вход в тоннель со стороны Саксайуамана был известен достаточно давно, его в 1923 году просто засыпали под предлогом безопасности.

Будет ли обследован тоннель теперь – неизвестно…

X