Нетаджикские девочки. Нечеченские мальчики

Рубрика: Книги

Август 2005 года. Ростовская область

«Комсомольская правда», «Южный репортер»

 

Казаки Всевеликого войска Донского намерены собственными силами разрешить национальную проблему на востоке Ростовской области. Поводом для экстрен­ного сбора казачьего круга в Ремонтненском районе области стало изнасилование дочери атамана одного из юртов.

Казаки из Ростова‑на‑Дону, Таганрога, Азова и других городов стали съезжаться в Ремонтненский район области в минувший четверг. Акция сопровождалась заявлениями, которые не оставляли сомнений в трактовке казачьих намерений. «Местные власти бездействуют, – лаконично оценили они ситуацию. – Мы расцениваем случившееся изнасилование как месть казакам и намерены сами разобраться с этой ситуацией».

ГУВД Ростовской области настоятельно просило казаков проявить терпение и не раздувать межнациональный конфликт. Однако, по словам непримиримого начальника идеологического управления Владимира Воронина, «тлеющие угли надо тушить водой». Лишь бы вода в данном случае не оказалась кровью…

20‑летняя Анна Глушко успешно сдала сессию в гуманитарном институте Ростова и приехала в родное село на каникулы. 4 августа девушка допоздна засиделась с подругами, а утром следующего дня в местном отделении милиции уже лежало заявление об изнасиловании. Папа Ани – местный атаман Василий Гаврилович – сообщил о случившемся в милицию. Жуткая новость в мгновение ока облетела всю Ростовскую область. Подзадоривало казаков и то, что милиция искать насильника не спешила.

Всего в поход на чеченцев двинулось 400 казаков. В считаные часы воины, вооруженные плетками, наводнили село Ремонтное. Вот‑вот – и началась бы кровавая рубка. Но милиция сработала оперативно – виновника конфликта успели запереть в камере.

29‑летний Адам Батаев был лучшим другом Виталия Глушко – брата пострадавшей. В школе сидели за одной партой, позже вместе работали в совхозе, хороводили с девушками. Год назад Адам развелся, от брака у него осталось двое маленьких детишек. Аню Глушко он знал с десяти лет.

В ту ночь Адам изрядно нагрузился водкой и на своей «десятке» отправился «по девочкам». Увидев Аню, он предложил ей сесть в машину. Привыкшая доверять Адаму, она послушалась. Тронувшись с места, чеченец сразу предложил ей заняться сексом. Девушка отказала. И тогда пьяный Адам вконец озверел. Он резко развернул машину и поехал в сторону местного пляжа, где насильно овладел Аней.

Сначала Адам оставил ее, избитую и измученную, на пляске. Но потом вернулся и затолкал в машину. По пути Аня на полном ходу выбросилась из «десятки». Насильник подобрал чуть живую девушку с асфальта и отвез. К калитке дома своего лучшего друга…

– Когда я увидела Анну, мне аж плохо стало, – говорит главный акушер‑гинеколог ремонтненской больницы Елена Михайлова. – Она едва держалась на ногах, не могла говорить, а все ее тело было в ссадинах. Предплечья рук были темно‑синие – так насильник ее хватал. Пока нет сомнений в том, что Аня сможет в будущем иметь детей. Только как она будет воспринимать мужчину после того, что с ней произошло?

По этому факту местная прокуратура возбудила уголовное дело. Но дикий случай с Анной Глушко напугал и одновременно обозлил весь район. Это изнасилование оказалось уже третьим за последний месяц, и во всех преступлениях неизменно фигурировали чеченцы…

 

Глазами очевидца:

Ноябрь 2005 года. Новосибирская область

Жители города Искитим жгут цыганские особняки. Других способов избавиться от наркотиков местные жители не видят («Известия»)

 

На днях лидеры Федеральной автономии цыган России при консультационной поддержке Московской Хельсинкской группы подали в суд на телекомпанию НТВ. По их мнению, 10 февраля 2004 года в программе «Кома» были озвучены высказывания, разжигающие межнациональную рознь. «Языком ненависти» правозащитники считают упоминание о том, какую роль в наркокатастрофе города Кимры Тверской области сыграл расположенный в городе цыганский табор. Между тем в Федеральной службе по контролю за оборотом наркотиков признают, что за последние 10 лет цыганские общины действительно стали эффективным инструментом наркоторговли в России.

Безо всякого воздействия со стороны СМИ антицыганские настроения в стране достигли критической отметки. Вот неполный список за минувшую осень. В Калининграде по решению суда полным ходом идет снос незаконно построенных цыганских особняков. Аналогичное решение уже принято властями Архангельска. Случаи избиения и погромов цыган зафиксированы в Санкт‑Петербурге, Пскове, Кургане, Белгороде, Екатеринбурге. Своего рода генеральное сражение между правами человека и правом жить без наркотиков развернулось в городе Искитим Новосибирской области.

За последний год здесь сожжено 16 цыганских домов. В ноябре в результате последнего поджога погибла 8‑летняя цыганская девочка. Суд над погромщиками, скорее всего, станет очередным «делом Ульмана». Спецкор «Известий» побывал в этом городе и попытался разобраться в причинах цыганофобии.

 

Ядерный щит на игле

Искитим – очень жирная точка на маршруте мирового наркотрафика. Отсюда по всей Западной Сибири расползается ханка. Так наркоманы называют наркотик, изготовленный на основе сока опийного мака. Люди, убитые искитимской ханкой, лежат в радиусе нескольких сотен километров от Искитима. По информации правоохранительных органов, опорой наркотрафика в Искитиме всегда была местная цыганская община.

Рассказывает начальник 1‑го отделения межрайонного отдела Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Роман Матюшенко:

– Цыгане появились здесь в 80‑х годах, когда по всей стране шла кампания по принуждению их к оседлой жизни. В Искитиме тогда появилось самое крупное в области поселение – около 500 человек. Как только их закрепили за землей, началась перестройка, и следующий этап ассимиляции не состоялся. Цыгане стали зарабатывать как умеют: сначала торговали паленой водкой, в начале 90‑х – марихуаной и гашишем, а в середине 90‑х перешли на опий. Сегодня на нашей территории они играют основную роль в распространении наркотиков. Да, мы ловим не только цыган. Но когда начинаешь раскручивать цепочку, все равно упираешься в табор.

Судя по словам замначальника областного управления ФСКН Андрея Дмитриева, ситуация в целом по области аналогичная:

– К сожалению, этнический фактор в нашей работе невозможно не принимать во внимание. У нас в управлении создан даже специальный «цыганский» отдел – по другим этническим группам отделов нет. Не мы виноваты, что такова реальность. Не учитывать ее было бы с нашей стороны признаком непрофессионализма. Меня однажды спросили на пресс‑конференции: «Но ведь есть цыгане, которые опием не торгуют?» За мой ответ меня потом ругали, но я его все равно повторю, потому что это правда: «Да, в Новосибирской области есть цыгане, которые не торгуют опием. Это те цыгане, которые торгуют героином. Остальных цыган – единицы».

Показатели борьбы с наркоторговлей постоянно растут. За 9 месяцев этого года всеми правоохранительными органами области изъято 1,2 тонны наркотиков (в прошлом – 667 килограммов ). Всего возбуждено 4065 уголовных дел (в прошлом – 3494). Но переломить ситуацию законными методами не удается. Виной тому, по мнению Дмитриева, слишком мягкое законодательство.

Первый звоночек прозвенел пару лет назад – и не в Искитиме, а в поселке Пашино. Здесь расположена Глуховская дивизия ракетных войск стратегического назначения. Таких подразделений во всей России единицы, и на них держится оборона страны. В конце 1990‑х рядом с ракетами начали селиться цыгане. Сразу после этого в Пашине произошел резкий всплеск наркоторговли. Однажды в поселок стройно въехала большая колонна крутых иномарок. Из них вышли люди с серьезными лицами, несколько минут пообщались с ромалами, и на следующий же день те стали срочно покидать поселок. В тот же день наркоторговля рядом с дивизией РВСН прекратилась. Новосибирские газеты расценили это событие однозначно: кто‑то наверху пришел в ужас, представив себе рядом с ядерной кнопкой офицера под кайфом. И дал команду: если нельзя изгнать цыган законными методами, то надо поручить это дело соответствующим структурам. Операция по спасению ядерного щита Родины прошла успешно.

 

«Они почувствовали себя хозяевами города»

В Искитиме ракет стратегического назначения нет. Там живут просто люди. Но у каждого человека тоже есть «кнопка», на которую лучше сильно не давить, а то будет плохо.

Улица Ермака, дом 14, самое сердце Аула. Так называют место компактного проживания цыган. Бывшее. Вот дом, где торговали наркотиками 4 цыганки: Гутя, Миля, Роза и Христина Степановы. Это одна из многих десятков наркоточек. Мы едем вместе с опером ФСКН Анатолием (фамилию он попросил не называть) по заснеженной проселочной дорожке.

– А в прошлую зиму она была накатана так, что можно было на коньках кататься, – вспоминает Анатолий. – Каждую минуту по ней машины ездили. Все таксисты в Искитиме на нарков работали.

– Иногда по ошибке наркоманы ко мне приходили, один раз даже чуть не ограбили, – вздыхает соседка Галина Федоровна Осипова. – А позапрошлой зимой я у себя в огороде пакет нашла с порошком, когда снег расчищала. Я его за забор выкинула, а потом смотрю – Гутя с Розой в этом сугробе роются, как сумасшедшие. Это я потом поняла, что они на моей территории наркотики прятали, чтобы если что – меня посадили, а не их.

Осенью прошлого года сюда стали приезжать машины посерьезней. Из них выходили люди с серьезными лицами и делали цыганам «первое и последнее» предупреждение. Не подействовало. Тогда через какое‑то время люди с серьезными лицами стали врываться в цыганские дома. Они стреляли очередью в потолок, чтобы все выбежали на улицу, и наркоточки вспыхивали. Иногда – до четыре за ночь.

Обугленные дома стоят на улицах Уклонной, Болотной, Нагорной. Нигде никто по цыганам не плачет. Рассказывают, что, когда приезжали пожарные, кто‑то перекрывал подъезды к домам. Впрочем, огнеборцы и сами не торопились выполнять свою работу.

– В нашем городе нет ни одной семьи, которой не коснулась бы эта беда, – рассказал мне один из пожарных. – Прямо как во время Великой Отечественной. Какую фамилию ни возьми – везде есть погибшие.

Никто в Искитиме не верит, что цыгане торговали без прикрытия. Жители уверены, что «крышует» их милиция. Источник информации – дети‑наркоманы. Расходятся только в том, на каком уровне эта «крыша» находится.

Пообщаться на эту тему с самой милицией мне не удалось. В районном ОВД только что закончилась областная проверка, и начальство по этому поводу расслабляется. Ответственная за связи с общественностью Алина Белых в течение двух дней уверяла меня, что пытается выйти на руководство, но безуспешно. Когда я узнал, что начальник РОВД – ее родной отец, то перестал настаивать.

Любовь Хлюстина – бывший опер, проработала в милиции 30 лет. Уволилась из органов после того, как цыгане в зверской форме (подробности не для печати) изнасиловали и убили ее дочь. Накануне трагедии Любовь Викторовна задержала крупную партию ханки.

– На уровне рядового и среднего состава цыган никто не «крышует», – заверила меня бывший опер. – Есть ли покровительство на более высоком уровне? Я не могу этого ни подтвердить, ни опровергнуть. Скажу одно: вели они себя очень уверенно. Фактически почувствовали хозяевами города.

О массовом исходе цыган местные газеты писали как о победе сборной России в Кубке кубков. Не сдержались даже многие чиновники. «Я благодарна тем, кто решился вытеснить цыган с территории города, пусть даже таким способом, – публично заявила в прессе заведующая районным отделением «Скорой помощи» Наталья Григоревская. – Мы наконец‑то вздохнули с облегчением».

– После исхода из города цыган количество передозировок по району уменьшилось в 7 раз, – признает Роман Матюшенко. – На 70 процентов уменьшилось количество краж и грабежей. Но в последнее время, – вздыхает Матюшенко, – эти показатели опять стали расти. Цыгане возвращаются.

 

«Не надо делать из них Робин Гудов!»

Покидая свои дома, ни один из погорельцев не подал заявления в милицию. По фактам «неосторожного обращения с огнем неустановленными лицами» прокуратура возбудила уголовные дела, но они были приостановлены за неустановленностью лиц. По всей видимости, искитимские события и дальше развивались бы по сценарию пашинских, если бы в дело не вмешался председатель комиссии по правам человека Томской области Борис Крейндель. В своем регионе он давно и успешно защищает права цыган. Томская область – один из немногих регионов, где милиция не решается проводить антинаркотические операции «Табор», и в этом его заслуга. Понятно, почему новосибирские цыгане решили обратиться со своими проблемами не по территориаль‑, ному принципу.

– Борис Максович, вы побывали в Искитиме? – спросил я у правозащитника,

– Нет. Зачем? Я ведь не следователь. Я это слышу с 94‑го года: «Вы не были в Чечне, поэтому не можете судить о том, что там происходит». Могу. Для этого достаточно понимать, что такое права человека.

– Неужели вам не захотелось на месте разобраться, как так получилось, что абсолютное большинство жителей Искитима поддерживают поджо­ги? Не могут же все жители города быть сплошь расистами?

– Очень даже могут. На это давно и успешно работают наши средства массовой дезинформации. Идет планомерная обработка населения. А на самом деле цыгане торгуют в Искитиме только травкой.

Борис Крейндель убежден в своей правоте. Последовали соответствующие обращения от Европейского центра по защите прав цыган, от 16 американских конгрессменов и от Уполномоченного по правам человека в РФ Владимира Лукина. После столь серьезного нажима дела по поджогам сдвинулись с мертвой точки. Сразу нашлись подозреваемые. Ими оказались пятеро жителей соседнего с Искитимом города Бердска. Операция по их задержанию была похожа на войсковую: 11 мая около 40 собровцев в масках под командованием офицера из УБОПа ворвались в кафе «Дюна», где проходил день рождения пятилетней племянницы одного из задержанных – Александра Григорьева. Дети были смертельно напуганы, взрослые – арестованы.

Григорьев (Гриня) – человек непростой. Скажем так: это человек, который в Бердске «решает вопросы». За свои 40 лет сидел трижды, все 3 раза по статьям средней тяжести, не связанным с наркотиками. Григорьев, как и многие люди с его биографией, уже давно называет себя бизнесменом, но в городе, да и в области его уважают, и время от времени вопросы он продолжает решать. Один из вопросов, которые Гриня в своем городе решил давно и окончательно, – это наркотики.

Рассказывает один из ближайших друзей Александра Григорьева, пожелавший остаться неизвестным:

– Александр – человек не безгрешный, но что касается наркоты – тут я могу дать руку на отсечение, что он абсолютно чист. Понимаете, в Бердске еще с советских времен – сильнейшая школа греко‑римской борьбы. Там зарегистрирован молодежный спортивный клуб нашего земляка Александра Карелина. А Гриня к спорту всегда относился с почтением. И когда из‑за ханки спортивные традиции Бердска стали трещать по швам, он ввел на наркотики жесточайший запрет. Но, к сожалению, рядом с Бердском есть несчастный город Искитим. И вся бердская молодежь ездила за наркотой туда. Последней каплей для Александра стало то, что от передозировки умер его приемный сын. Тут у него просто сдали нервы.

Арестованным по искитимским пожарам вменяются уже не поджоги, а организация преступного сообщества и бандитизм. Уголовное дело расследуется на самом высоком уровне. Начальник следственной части Главного следственного управления областного УВД Валерий Ларин настроен решительно. Опасается он лишь суда присяжных. В этом случае дело Григорьева станет вторым «делом Ульмана».

– Не надо делать из них Робин Гудов! – сказал мне Ларин. – Это сплоченная преступная группировка. Вооруженная. И никакие благородные мотивы не могут оправдать преступление, которое квалифицируется как тяжкое. В январе‑феврале мы передаем дело в суд и уверены в успешном исходе дела.

Конечно, Валерий Ларин прав. И Борис Крейндель – тоже. Закон есть закон. Права человека – святое. Но жителям Искитима уже давно плевать и на то, и на другое. Они просто хотят жить без наркотиков. Парадокс сложившейся ситуации в том, что и закон, и права человека против них.

X