Нетаджикские девочки. Нечеченские мальчики

Рубрика: Книги

10. Вандализм

Глазами очевидца:

Декабрь 2002 года. Республика Татарстан

В Набережных Челнах националисты разрушили православный храм («Известия»)

 

В самом центре города Набережные Челны, население которого на 43 процента состоит из татар, на 47 процентов из русских и еще из 86 национальностей, средь бела дня была разрушена строящаяся церковь святой мученицы Татьяны. Никто из сотрудников многочисленных татарских культурных центров, расположенных в городе, ответственности за происшедшее на себя не берет, но все они морально оправдывают разрушение храма. Федеральные СМИ этого события не заметили. Такова обратная сторона толерантности, международный день которой отмечался в субботу. Соблюдение прав нацменьшинств – это проверка демократии на прочность. А национальное большинство все стерпит.

 

Серые дома и горячие люди

На воротах церкви Косьмы и Дамиана, главного православного храма Набережных Челнов, призыв: «Русь святая, храни веру православную!» Красными пролетарскими буквами. Местному благочинному отцу Олегу Богданову недоброжелатели из мусульманского стана любят припоминать его комсомольское прошлое – когда‑то он был комсоргом Автозаводстроя. Общаться с прессой батюшке недавно запретил архиепископ, роль споуксмена от благочиния теперь выполняет его секретарь Виталий Сидоренко, молодой человек без бороды.

– В тот день мне позвонил неизвестный и сказал: «Вы знаете, что у вас тут церковь ломают?!» – «Как ломают?» – «Очень просто. Ломами». – «Кто?» – «Какие‑то молодые ребята». – «Вы можете подождать там, на месте, я сейчас приеду». – «Не могу. Некогда мне». И повесил трубку. Я вызвал милицию и выехал сам. Когда добрался до церкви, кладка, достигавшая примерно метра от фундамента, была разрушена, а возле развалин я увидел наряд милиции и трех старушек, которые утверждали, что это их рук дело. Милиция уже собиралась отпустить бабулек на все четыре стороны, но я настоял на том, чтобы их задержали и составили протокол. Милиционеры нехотя это сделали, хотя бабушки и сопротивлялись: «Что же вы, ребятки, своих арестовываете, вы же должны нас, татар, от русских защищать!» Очень долго не хотели возбуждать уголовное дело, но когда с заявлением выступил патриарх Алексий, сделать это пришлось. А после «Норд‑Оста» двоих старушек даже взяли под стражу, но через 4 дня по решению республиканского суда отпустили. И все‑таки я уверен: не приди я тогда на место вовремя, все спустили бы на тормозах: ну, подумаешь, опять церковь разрушили…

– Почему опять?

– Это далеко не первый случай. В августе 1996 года в Набережных Челнах спалили крест, установленный на месте будущего православного комплекса имени Георгия Победоносца. В сентябре того же года то же самое случилось с крестом на месте строительства храма Серафима Саровского. В 1999 году там, где теперь разрушили кладку храма, стояла Татьянинская часовня – ее тоже сожгли. Все эти события центральные СМИ обошли молчанием. Только зарубежные журналисты этим интересовались.

Если не знать, что Набережные Челны имеют репутацию гнезда татарского национализма, ни за что в подобное не поверишь. По дороге к месту происшествия – один и тот же пейзаж современные девяти‑, двенадцати‑, шестнадцати– и двадцатиэтажки, серые стены которых оживляет лишь надпись: «Досуг. 21‑00‑31», которая встречается в городе на всех стенах, заборах и автобусных остановках. Жители этих серых домов в подавляющем большинстве молятся не Аллаху и не Господу Богу. Они молятся на КамАЗ, потому что даже после троекратного сокращения рабочих мест на нем работают 50 тысяч человек и вся экономика города на 100 процентов зависит от завода. И в благочинии, и в соборной мечети признают, что активной религиозной жизнью в городе живут по 2‑3 тысячи человек с каждой стороны. И тем не менее этого количества достаточно, чтобы высечь искру, из которой может разгореться пламя большой межнациональней вражды.

– Вот, полюбуйтесь – Виталий притормозил возле бетонного забора, черного от надписей типа: «Это земля ислама. Крестам здесь не стоять!» За забором на фундаменте уже выросла новая кирпичная кладка. Запирая ворота стройплощадки, Виталий несколько раз перекрестил тяжелый амбарный замок.

 

Асия, Наиля и Марбия

Процедура опознания одной из старушек в кабинете следователя прокуратуры длилась больше часа. Когда она наконец закончилась и следователь вышел в коридор, он облегченно вздохнул. А Виталий Сидоренко вытер пот со лба.

– Опознал‑то я ее быстро, чего там опознавать. А все остальное время ушло на митинг. Особенно досталось местной телекомпании, которая показала, как эта самая старушка говорит: «Ломали и будем ломать!»

Из кабинета в сопровождении адвоката показалась та, о ком шла речь. Старушка как старушка. Даже добрая на вид. Представилась: «Наиля Фазлыева». – «А по отчеству?» – «Сергеевна. Но по отчеству не надо. Мой отец был из крещеных татар, а я приняла ислам. Просто Наиля».

Наиля назначила встречу на следующий день. В ее квартире, окна которой выходят прямиком на строящуюся церковь, собрались все три подозреваемые в разжигании межрелигиозной розни бабушки. Остальных двух зовут Асия Зиннорова и Марбия Шакирова. С ними были также два старичка, один из которых представился юристом Закарием Ахметшиным.

– Вот Генплан города, он был утвержден в 1973 году кабинетом министров РСФСР, – юрист развернул передо мной огромный лист бумаги. – Вот видите, здесь Парк Победы, а здесь, прямо рядом с нынешней церковью, запланирован театральный комплекс.

Я выглянул в окно. Вместо парка – редкий березнячок, выросший за 30 лет сам собой, вместо театральной площади – пустырь, на котором кроме подрастающей церкви уже давно выросла автостоянка и мойка машин, а на месте театра. – заброшенный котлован со сваями.

– Нам неважно, церковь здесь строят, мечеть или автомойку, – подхватила Наиля. – Мы и с автомойкой уже второй год судимся. Просто мы не хотим, чтобы это место засорялось лишними постройками. Это Парк Победы. Победу одержали не православные и не мусульмане, а весь советский народ. Ведь даже русские говорят: «На братских могилах не ставят крестов». Если рядом с этим парком будут звенеть колокола, это будет уже православный парк и мусульманам здесь будет не место.

– Наверное, вы правы, Наиля Сергеевна…

– Просто Наиля.

– Извините, просто Наиля, наверное, вы правы, но зачем было храм‑то ломать. Это же незаконно. Вы же судитесь с автомойкой, судились бы и с церковью.

– Да кто ее ломал‑то? Асия облокотилась на стену, и пара кирпичей из свежей кладки упала. А шуму‑то!

Молчавшие до этого Асия и Марбия подключились к разговору. И стало понятно, что Наиля и старичок‑юрист – это умеренное крыло, а Асия и Марбия – радикальное.

– Это Татарстан, в конце концов, здесь татары живут! – Асия говорила быстро и громко. – Мы еще год назад голодовку объявляли. Целый месяц сидели. Не пускали машины с цементом к стройплощадке. С нами была Сания Сабетовна, ей 80 лет, она легла прямо на стройплощадке и сказала: «Не дам строить на исламской земле православную церковь». А отец Олег ей: «В Монголии ваша земля!» Потом какие‑то ребята взяли ее за руки за ноги и вынесли оттуда. С этого момента нас стали ребята из татарского центра охранять. Ваш поп Олег хочет здесь вторую Чечню устроить? Он устроит.

 

«Я бы их собственными руками!»

Встречи с мэром Набережных Челнов я дожидался в кабинете его помощника Фаниса Нуруллина. В этом кабинете нет портрета Путина, а на столе – сувенирный глобус доколумбовской эпохи. На нем Америка и Индия – это одно и то же, а вместо России – Татария.

Мэр Набережных Челнов Рашит Хамадеев производит впечатление человека жесткого, но умного, и в межрелигиозных вопросах демонстрирует тактику равноудаленности:

– Мы уже один раз переносили эту стройплощадку. Тогда эти люди кричали, что не допустят храм на улице, которая носит имя татарской героини, боровшейся против русских завоевателей, – царицы Сююмбике. Я тогда собрал у себя мусульманских и православных священнослужителей и говорю: «Раз такое дело, давайте перенесем церковь немного в сторону, ближе к Парку Победы. Есть возражения? Нет возражений». Город понес расходы – около 400 тысяч рублей, – фундамент перенесли. И что? Теперь церковь им портит Парк Победы. Я понял, что это конфликт надуманный. Эти старушки и Татарский общественный центр во главе с Рафисом и Нафисом Кашаповыми, который за ними стоит, не выражают ни мнения мусульман, ни мнения татарского народа. Это малочисленные шовинистически настроенные круги, для которых разногласия – хлеб. Братья Кашаповы – они начинали как рэкетиры еще в конце восьмидесятых, Рафис даже отсидел за убийство. Известно, что они поддерживают связь с чеченскими бандитами, грузы туда возили. Но даже после захвата заложников в Москве Кашаповым здесь ничуть хуже не стало. Я все больше убеждаюсь, что «Норд‑Ост» не послужил для России уроком. Так и напишите: не послужил.

 

Добрая ссора

В гостях у братьев Кашаповых (они, оказывается, еще и близнецы) я побывал и даже встретил в их штаб‑квартире старушек‑погромщиц. Разговор с Рафисом и Нафисом зашел в тупик уже на второй минуте. Любой вопрос упирался в захват Казани Иваном Грозным. Но упертость Кашаповых не пугает: ничего другого от них и не ждешь.

Гораздо более тягостным оказалось впечатление от разговора с главой альтернативного кашаповскому Татарского общественного центра Фаиком Тазиевым и председателем движения «Миллийорт» Рауфом Газатуллиным. Их мне рекомендовал мэр как образец цивилизованного подхода к возрождению татарского народа.

Фаик и Рауф имеют интеллигентный вид, производят приятное впечатление. Но разговор начался за упокой. «От Кашапова мы отличаемся по форме, но не по содержанию…» – начали Фаик и Рауф.

–… Под эгидой православия происходила колонизация татарского народа, – не глядя на меня, говорил Рауф, – и мы не хотим, чтобы на нашей земле опять поднимала голову православная культура. Ведь в Москве на Красной площади нет мечети. Значит, и здесь в центре города не должно быть православных храмов.

– Кроме церкви Татьяны отец Олег хочет строить православный комплекс имени Георгия Победоносца на берегу Камы, – продолжил Фаик. – Мы против. Потому что под знаменами Георгия Победоносца происходило завоевание Казани и насаждение на нашей земле православия. Этот комплекс, если его начнут строить, мы будем рассматривать как форпост российского неоколониализма. Отец Олег во всем пытается показать татарам Набережных Челнов, кто в городе хозяин. И это не только черта его характера. Это характеризует православие в целом – религию, поощряющую имперский подход: «Я и сам жить не буду, и другим не дам».

Еще немного, и можно было бы ответить на это, что ислам – религия терроризма. Еле сдержался.

 

Худой мир

Перед отъездом начальник управления по информации Валентина Нурмухаметова с красивым отчеством Аблакатовна сводила меня в городской Дом дружбы народов. В нем у каждой общины города есть своя комната. Всего 18 дверей – башкиры, украинцы, кряшены, немцы, евреи, грузины, есть даже корейцы и чеченцы. И все, как утверждает Валентина Аблакатовна, друг друга любят. Я зашел в комнату чеченцев. На почетном месте – цитата из Виссариона Белинского: «У всякого народа своя жизнь, свой дух, свой характер, свой взгляд на вещи, своя манера понимать и действовать. Мы думаем, что лучше оставить всякому свое и, сознавая собственное достоинство, уметь уважать достоинство других». Очень красиво. Портит впечатление только то, что на еще более почетном месте – Дудаев, Масхадов и флаг с волком.

Я, конечно, понял, что городской Дом дружбы народов – это потемкинская деревня. Идея всемирной или хотя бы всероссийской толерантности – тоже потемкинская идея. Этим она бывает неприятна. Но лучше все‑таки жить в мирной потемкинской деревне, чем в настоящей, но дымящейся после пожара войны.

X