Нетаджикские девочки. Нечеченские мальчики

Рубрика: Книги

Май 2003 года. Чеченская Республика

Сотрудники ФСБ освободили из рабства жителя Костромской области (ГТРК «Кострома»)

 

В Чечне сотрудниками ФСБ освобожден из рабства житель Костромской области. Об этом сегодня сообщил представитель регионального оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе полковник Илья Шабалкин.

Представитель штаба уточнил, что освобожден Владимир Калинкин, 1936 г . р., уроженец деревни Малая Федоровка Буйского района Костромской области. По данным штаба, Калинкин с октября 1994 г . незаконно удерживался в селении Гойты Урус‑Мартановского района.

 

Ноябрь 2003 года. Чита

Азербайджанцы при покровительстве местной милиции наладили в регионе рабовладельческий бизнес (ИА REGNUM)

 

Прокуратура Читинской области возбудила уголовное дело против организаторов рабовладельческого «бизнеса» и их покровителей в областной администрации. В городе нашли настоящих рабовладельцев и их невольников. Работники прокуратуры сообщили журналистам, что этот бизнес наладили азербайджанцы. На роль рабов подыскивались люди, прибывшие в город из деревень. Им сначала предлагали неплохой заработок и бесплатное проживание в частном доме. Поверившие в эти сказки бедняги денег, естественно, не видели. Кормили их чем попало. А за слабые попытки возразить били до изнеможения. Запуганные, доведенные до крайней степени безысходности люди переставали сопротивляться и смирялись со своей участью.

– Следствие утверждает, что кому‑то из рабов удалось бежать, кого‑то убили для устрашения остальных, кто‑то умер от побоев.

Рабов использовали на строительстве, они ухаживали за скотом и работали на огороде. Кроме того, хозяева заставляли их распространять наркотики и разливать фальсифицированную водку.

Как выяснилось, у азербайджанских рабовладельцев есть покровители в структурах читинского УВД и в областной администрации, которые уже начали препятствовать проведению следствия и тормозить ход уголовного дела.

 

Март 2004 года. Республика Ингушетия

73‑летний житель Кемеровской области после 20 лет рабства получил «вольную» по нетрудоспособности (ИТАР‑ТАСС)

 

73‑летний уроженец Кемеровской области Руфед Дружинин, который более 20 лет удерживался на принудительных работах в одном из высокогорных селений Ингушетии, доставлен в городскую больницу Ставрополя. Врачи сообщили, что он был подобран в почти бессознательном состоянии на ставропольском городском автовокзале, куда его привезли в «Жигулях» и выбросили в глухом уголке привокзальной территории неизвестные лица. Из сбивчивого рассказа мужчины удалось выяснить, что в Ингушетии он оказался после того, как два с лишним десятилетия назад нанялся подсобным рабочим в приезжавшую в Кемеровскую область на заработки бригаду ингушских строителей. По завершении работ строители предложили ему поехать вместе с ними в Ингушетию. Согласие на поездку обернулось пленением до глубокой старости. Как можно понять из слов старика, в заточении не только за попытку побега, но и за малейший проступок его «били, топтали ногами». Избавились от него хозяева только тогда, когда он по старости уже не мог выполнять работу.

 

Май 2004 года. Тульская область

Владелец придорожного кафе, приехавший в Россию из Армении, 3 месяца держал в рабстве понравившуюся ему официантку (телекомпания «Плюс 12»)

 

Придорожное кафе «Лев» на 151‑м километре трассы Москва – Крым брали штурмом 17 мая. Оперативники УБОП приехали сюда после того, как к ним обратилась мать заложницы. Об этом сообщил начальник 6‑го отдела УБОП УВД Тульской области Дмитрий Казаков.

Заложница Юля жила в комнате на втором этаже кафе. С тумбочки на нее смотрел портрет маленькой девочки. Ее папа – Оганез Еремян – и держал Юлю в заложницах. Бил, издевался, добиваясь взаимной любви. Попытки к бегству заканчивались побоями. «Он привез меня сюда 3 месяца назад. Он меня бил, не пускал никуда. А если я ослушивалась, угрожал: «Род твой вырежу, сука. Искалечу. Будешь лежать прикованной к постели», – рассказала Юля.

На входе в кафе у Оганеза Еремяна заряженная «Сайга» и личная охрана. Неприятности с законом случаются у него не в первый раз. В 90‑х он торговал спиртом, смешанным с чаем, выдавая его за коньяк, за что и был судим. В прошлом году двух его работников взяли за кражу скота. Сам Еремян прошел по делу как свидетель и остался ни при чем. На этот раз владелец кафе снова своей вины не признает.

Уголовное дело пока не возбуждено. Подозреваемый отпущен под подписку о невыезде и чувствует себя безнаказанным. Материалы следствия находятся в отделе дознания Ясногорского отделения милиции. Юле вместе со всей семьей приходится скрываться от мести назойливого поклонника.

 

Май 2004 года. Витебск (Белоруссия)

Милиционеры устанавливают личность женщины, которая после чеченского рабства не помнит о себе ничего (Интерфакс)

 

Сотрудники УВД Витебска устанавливают личность русской женщины, которая утверждает, что находилась в рабстве в Чечне и больше ничего о себе не помнит. Женщину привел в райотдел милиции города Лиозно Витебской области священник местной церкви, к которому она обратилась за помощью, сообщили в отделении информации и общественных связей УВД Витебского облисполкома.

По словам женщины, она ничего не помнит о себе до осени 2003 года. Она утверждает, что находилась в горном чеченском селении, где ее передавали от хозяина к хозяину, заставляли выполнять домашнюю работу, насиловали. Помнит, что ее поили таблетками, растворенными в воде, и называли Идой. От последнего глухонемого хозяина ей удалось бежать.

Очередное воспоминание связано с автотрассой и указателем «Самара. 600 км». Женщина на попутных машинах добралась до Москвы. По ее словам, в Москве она обратилась в правоохранительные органы, с ней работали психологи, которые сделали вывод, что она уроженка Белоруссии.

После того как ей приснился сон о том, что ей поможет священник Ярослав из Лиозно, она отправилась в Витебскую область. Как сообщили в УВД, действительно в Лиозно настоятелем местной церкви служит отец Ярослав. Однако он не узнал женщину и привел ее в милицию.

По словам сотрудников отделения, женщина хорошо одета, на вид ей 35‑40 лет. Общительна, владеет белорусским языком, знает английскую грамматику, играет на фортепиано. В милиции обратили внимание на то, что она хорошо разбирается в правоприменительной практике и знает тонкости юридического процесса.

Как сообщили в УВД, потерпевшую поместили на обследование в стационар Витебской областной психоневрологической больницы. По словам врачей, это первый случай тотальной амнезии, хотя во врачебной практике такое заболевание встречается. В настоящее время врачи не комментируют состояние больной, ссылаясь на нормы врачебной этики.

После того как сюжет о потерявшей память был показан по местному телевидению, в больницу обратились две женщины, которые узнали в пациентке дочь и подругу. Однако при личной встрече они ее не опознали.

 

Июль 2004 года. Москва

Будни Черкизовского рынка («Новые Известия»)

 

– Ты ищешь работу? – на ломаном русском спросил меня азербайджанец Афган, владелец лотка с колготками на Черкизовском рынке. – Русским владеешь свободно? Хорошо. Где живешь?

– В деревне, в Тверской области, – соврала я.

– Отлично, – улыбнулся работодатель, внимательно оглядывая меня сверху донизу. –Пока будешь жить у меня.

Принадлежность к женскому полу и отсутствие столичного жилья означают на Черкизовском профпригодность. Все торговки по очереди живут у хозяина и называют свою повинность «быть в гостях». В гостях девушки готовят, стирают, убирают, ну и, конечно, развлекают повелителя. Ублажают и друзей хозяина, на кого тот укажет. Отказ от хозяйского гостеприимства означает потерю работы. За торговлю платят по 100‑150 рублей в день, что на рыночном жаргоне называется «получать на выходе». Иногда часть денег удерживается за жилье и еду с хозяйского стола. Работают торговки с 9 до 17 часов, без выходных…

Торговля шла бойко. Когда у нас заканчивались колготки «Sanpellegrino», мы доставали нужную обертку и клали в нее «Golden Lady». Если заканчивалась «тройка», самый ходовой размер колготок, мы вынимали из‑под прилавка наклейки и лепили эти «тройки» на все, что только попадалось под руку.

– Наташка! – услышала я у себя за спиной голос Джимми, торговавшего шапками. – Мне Султан разрешил тебя. Идем!

Наташка, 23‑летняя украинка из отдела детской одежды, молча поплелась за Джимми в сторону туалета. Туалет Черкизовского – больше чем уборная. Это пункт удовлетворения хозяйских потребностей и место для наказания за преступления. Преступлением считается, если девушка влюбляется не в хозяина и не в его друга. Если «нахалка» флиртует без разрешения, ее бьют и заставляют «гостевать» на работе со всеми желающими. Наташку, после того как она отсутствовала с Джимми, били на моих глазах прямо у прилавка. Зрелище собрало любопытных. Просто стояли и смотрели.

Воспользовавшись шумихой, я в тот же день сбежала домой, не дождавшись 100 рублей «на выходе». У дверей павильона сидела на бетонном полу Наташка. Она работает на Черкизовском 3 года. Восемь классов образования, родители – алкоголики, курит с детства. Стандартная для рыночной торговки биография.

– Ты когда‑нибудь была с мужчиной в кафе? – спросила она меня. Я кивнула. – Счастливая. А дома тебя кто‑нибудь ждет?

Я промолчала.

– Вот и мне пойти некуда, – Наташка от безысходности чувствовала во мне собрата по несчастью. – «В гостях» забьют, а на других рынках то же самое.

 

Сентябрь 2004 года. Республика Ингушетия

Родственники президента Аушева держат русских рабов (газета «Завтра»)

 

В нашем редакционном архиве находится очень любопытный материал. Его передал нам один из офицеров, проходивших службу в Северной Осетии. Передал вместе с видеокассетой, на которой местным управлением ФСБ был записан допрос сбежавшего из ингушского плена русского раба Сергея Дудкина. В рабстве он находился в семье родственника тогдашнего президента Ингушетии Руслана Аушева. Документ этот интересен тем, что русский раб находился в плену у высокопоставленного чиновника местного МВД и дает предельно ясную картину царящих там нравов, Впрочем, пусть каждый делает свои выводы.

«В мае 1994 года я прибыл по приглашению в город Моздок на заработки. Двое неизвестных молодых людей посмотрели мои документы (паспорт, военный билет), посадили в автомобиль «Волга» и повезли в неизвестном направлении. Как я позже понял, меня привезли в ингушское село Верхние Ачалуки, где передали семье Ехьи Аушева.

С мая 1994 года по настоящее время меня заставляли бесплатно работать с утра до поздней ночи, кормили плохо, систематически избивали. Ночевал я в гараже, в непригодных для спанья условиях. Меня охраняли, постоянно контролировали мое передвижение в доме и за воротами. Предупреждали, что мне не уйти, а если попробую убежать, расстреляют на месте. Люди, которые приезжали к Ехье, рассказывали, что Ехья занимает большой пост, контролирует ГАИ. Как мне стало известно, Ехья и его люди занимаются покупкой и продажей оружия, вымогательством. Я лично видел у него собственный пистолет, автомат и гранатомет. В феврале 1995 года неизвестные мне люди на автомашине «ВАЗ 2101» зеленого цвета привезли в дом к Ехье 2 пулемета с лентами и 12 коробок с пулеметными патронами. Как я понял из разговоров, ведущихся в доме,

Ехья поставлял оружие в Чечню и продавал его там с целью наживы, Он, его семья, родственники и все приезжающие гости настроены антироссийски, ненавидят русских. Многие хвастались тем, что сами имеют рабов, и их отцы имели рабов, и деды имели русских рабов. И вообще, русские должны быть только рабами, а их женщины – проститутками.

В июне 1994 года в дом к Ехье приезжал отец президента Ингушетии. Старик приехал на белой «Волге» в сопровождении двух автомобилей «Жигули», из которых вышла вооруженная охрана. Через некоторое время в дом к Аушевым приехал и сам президент Ингушетии Руслан Аушев, портрет которого я видел в доме Ехьи раньше. Президент приехал также с охраной. Он был в военной форме. Собрались люди, встреча была торжественной. Президент Аушев покровительствует Ехье. Он иногда сопровождает президента в его поездках. Дом Ехьи расположен недалеко от трассы. Если двигаться со стороны Вознесе‑новского перевала, то в Верхних Ачалуках, после проезда мимо мечети, расположен мост. Через 100 метров после моста с левой стороны начинается улица (на углу – коммерческий ларек), на которой проживают братья Аушевы: Башир, Абас, Амир. У каждого из них собственный дом.

В доме у Амира тоже работал русский мужчина лет 50 по имени Володя. В таких же рабских условиях, как и я, на этой же улице, в доме дяди президента, работал парень 1965 года рождения. Он выполнял самые грязные работы, и его постоянно избивали, особенно бесчинствовали сыновья. У дяди Аушева четверо сыновей, одного из которых зовут Алихан.

В доме у Ехьи имеются автомобильные номера разных серий: грузинские, кабардинские, осетинские, ставропольские и др. Он их продает, как и угнанные машины, поставляемые ему из разных мест. Ехья и его братья также занимаются производством и продажей водки, которую возят в Тюмень. Из Тюмени возят лес, кровельное железо, металл и другое строительное сырье и товары. Из Тюмени осенью прошлого года к Ехье приезжали сотрудники МВД, которые приобретали у Ехьи автомобили «Волга».

Убежал я ночью 3 марта, так как был праздник Ураза, и хозяин и гости потеряли бдительность, однако они быстро обнаружили мое отсутствие, так как я видел, как из дома

выехали машины, которые стали объезжать все дороги. Были слышны выстрелы, в том числе в доме Амира Аушева, где жил Володя. Мы должны были бежать вместе. Возможно, его убили, так как в назначенное время он не вышел, а после первых выстрелов я убежал. Я шел всю ночь, ориентируясь по высоковольтной линии, и вышел на Кантышево, а далее мимо аэропорта попал на окраину Беслана, где встретил БТР с военными, которые доставили меня в отделение милиции.

Я утверждаю, что в Ачалуках находится много русских и людей других национальностей, которые эксплуатируются как рабы, с ними расправляются в случае отказа выполнения их требований, многих уже нет в живых…»

Из Указа президента Ингушетии Руслана Аушева: «В связи с использованием отдельными гражданами в личных целях труда лиц без определенного места жительства ПОСТАНОВЛЯЮ:… выявить местонахождение лиц без определенного места жительства и факты использования их в личных целях. При отсутствии трудового договора и документа, удостоверяющего личность. Министерству внутренних дел ИР к лицам без определенного места жительства принять меры в соответствии с действующим законодательством».

По словам вырвавшихся из неволи людей, этот указ спровоцировал волну убийств узников, которых отпускать на свободу никто не собирался из страха огласки, но содержать из‑за «указа» стало опасно. Русских рабов при угрозе выявления попросту убивали, как собак, и закапывали в ямах с отбросами.

 

Июль 2005 года. Московская область

Выходцы из СНГ занимались поставкой рабов из российской глубинки (газета «Ежедневные новости – Подмосковье»)

 

В ходе операции «Иностранец» сотрудниками подмосковной милиции была обезврежена преступная группа, состоящая из выходцев из Таджикистана, Украины и Молдовы, занимавшаяся похищением людей, насильственным лишением их свободы и фактически использовавшая рабский труд. Оперативную разработку ОПГ вели сотрудники областного УБОП. По имеющейся у них информации, эта межэтническая преступная группа, возглавляемая выходцем из Таджикистана, занималась поставками рабов на подмосковный рынок. Действовала ОПГ по жесткой отработанной схеме, в ходе которой преступники знакомились с приезжающими в столичный регион в поисках работы, кстати, преимущественно гражданами России из глубинки, входили к ним в доверие, предлагали работу на очень выгодных условиях. После совместного распития (тут рецепт ОПГ был классический: водка с барбитуратами) несчастная жертва просыпалась с сильнейшей головной болью в темном подвале. Здесь, условия найма были уже совсем иные – будешь работать на нас, делать, что прикажем, – иначе живым из этого подвала не выйдешь». Из жителей небольшой деревеньки в Щелковском районе мало кто догадывался о том, что неказистый дом на окраине за глухим забором используется группировкой на правах каземата.

Внутри импровизированной тюрьмы, в подвале дома, сотрудники милиции обнаружили семь истощенных, утративших уже почти всякую надежду на освобождение мужчин. Одного из них сразу пришлось направить на «Скорой» в больницу – у него были тяжелые переломы обеих рук. Освобожденные наперебой рассказывали сотрудникам милиции, что им довелось пережить в этом жутком «зиндане». Как их сутками морили голодом, держали в подвале в полной темноте, регулярно избивали, угрожая убить, заставляли бесплатно работать на стройке.

В настоящее время члены ОПГ во главе с их лидером задержаны. По делу рабов ведется следствие. Операция «Иностранец» в Подмосковье продолжается.

 

Август 2005 года. Читинская область

За использование рабского труда осуждена целая семья выходцев с Кавказа («Российская газета»)

 

Глава семейства Жужан Ясентаева и двое ее великовозрастных отпрысков Майрбек и Мурад получили соответственно по 8 лет 6 месяцев, 6 лет 6 месяцев и 4 года 6 месяцев лишения свободы в колонии строгого режима. Жертвой читинских рабовладельцев стал бывший сожитель Жужан Ясентаевой некто Дедюхин. С сентября 2003‑го по июнь 2004 года мужчину неоднократно похищали. Ясентаевы привозили его к себе домой, где Дедюхина превращали в самого настоящего раба. Он работал на огороде, в подсобном хозяйстве, ремонтировал технику. Чтобы подавить у него волю к сопротивлению, Дедюхина систематически запугивали и жестоко избивали. А чтобы раб случайно не убежал, его приковывали на ночь наручниками к спинке кровати в одной из комнат. При этом ему, естественно, ничего не платили.

Для Читинской области подобный приговор, как и само преступление, – нонсенс. Чего не скажешь о некоторых республиках Северного Кавказа. Оттуда часто приходят сообщения об освобождении настоящих рабов, которые годами трудились на своих хозяев, продавались от одного к другому, сидели на цепи, содержались хуже цепных псов. Но ни одного сообщения о том, что на этих рабовладельцев были возбуждены уголовные дела и они получили сроки, так и не появилось.

 

Сентябрь 2005 года. Курская область

Двое азербайджанцев использовали труд русского раба (РИА «Новости»)

 

В Курской области задержаны двое уроженцев Республики Азербайджан, державшие раба. По данному факту прокуратурой возбуждено уголовное дело по статье 127 часть 2 пункт «а» УК РФ «Незаконное лишение свободы».

Как установило следствие, азербайджанцы, имеющие документы с украинским гражданством, насильно держали на ферме в деревне Лисово Курского района Курской области 50‑летнего мужчину. Мужчину заставляли бесплатно работать, а в остальное время приковывали металлической цепью.

После почти двухмесячного заточения ему удалось бежать с фермы. Это была уже вторая попытка. В предыдущий раз его поймали и жестоко избили.

В настоящий момент по делу проводится расследование, в ходе которого будут установлены подробные обстоятельства преступления. Подозреваемые не были арестованы, они находятся под подпиской о невыезде, сообщили в прокуратуре.

 

Ноябрь 2005. Ставропольский край

Поиски работы закончились для жителя Ростова‑на‑Дону рабством (газета «Ставропольская правда»)

 

Михаил Е., 38‑летний житель Ростова‑на‑Дону, в июне нынешнего года решил податься во Владикавказ в поисках заработка. Однако Северная Осетия–Алания встретила «гастарбайтера» неприветливо: на перроне республиканского железнодорожного вокзала неизвестные мужчины схватили его, посадили в пустой тамбур электрички и под охраной привезли в Минеральные Воды, где на вокзале будущего раба уже поджидал хозяин – Таганвели Т., предприниматель из аула Шарахалсун Туркменского района Ставрополья.

Угрожая расправой в случае попытки побега или сопротивления, Таганвели привез ростовчанина в аул. Здесь пленника ждал настоящий ад: запугиванием, а где и реальным физическим насилием в течение нескольких месяцев Михаила заставляли выполнять самые тяжелые работы по хозяйству. За ним постоянно присматривали. А когда пленнику все‑таки удалось сбежать из заточения, рабовладелец вскоре поймал его и жестоко избил.

Лишь в ноябре правоохранительным органам удалось освободить Михаила из плена. По данному факту прокуратура Туркменского района возбудила уголовное дело. Таганвели Т инкриминируется незаконное лишение свободы, а также использование рабского труда с применением насилия и угрозой его применения. Ему избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Для дальнейшего расследования и установления всех лиц, причастных к совершению этого преступления, уголовное дело было передано в прокуратуру края.

 

Декабрь 2005 года. Тульская область

Начался суд над семьей рабовладельцев из Азербайджана («Интерфакс»)

 

Уголовное дело в отношении трех фермеров – отца и двух сыновей Ахмедовых – направлено на днях в суд Тульской области. По версии прокуратуры, подсудимые, не имеющие даже гражданства России, в течение 5 лет держали в рабстве б жителей Тульской области. Ахмедовы держали пленников в одном помещении со скотом, заставляя их бесплатно работать на своей скотоводческой ферме в деревне Рахлеево Арсеньевского района.

Как сообщили «Интерфаксу» в Генпрокуратуре РФ, «рабовладельцы» Ахмедов Разим Аббасали оглы, Ахмедов Асим Разим оглы и Ахмедов Насим Разим оглы, поселившись в Арсеньевском районе Тульской области в 1999 году, нелегально заняли ферму бывшего СПК «Колос» и захватили в рабство жителей близлежащих районов: Солопову Надежду, братьев Валерия и Михаила Куделиных, Маслякову Александру и Ларину Елену.

Чтобы сломить волю рабов, по данным следствия, Ахмедовы регулярно избивали их, в том числе и женщин, гидравлическим шлангом, сажали на цепь. Пытавшихся убежать ловили и устраивали жестокие показательные избиения. «Рабов» заставляли работать на огромном хозяйстве с 5 часов утра до полуночи. Люди жили на ферме вместе со скотом, питаясь картошкой, комбикормом, пойманными бродячими кошками, издохшими или больными животными,

Точное количество рабов, прошедших через рахлеевскую ферму за 5 лет, следствию установить не удалось. Люди появлялись, начинали работать, а потом, если получалось, сбегали. День побега одного из рабов становился черным для всех остальных. Работы во дворе фермы сразу же прекращались. Ахмедовы загоняли несчастных людей внутрь фермы и избивали гидравлическим шлангом. Если удавалось поймать беглеца, хозяева устраивали показательную порку.

«Ахмедов постоянно хвастался, что всех в округе купил – и милицию, и начальство, говорил, что все равно найдет и на цепь посадит. Валера Куделин один раз сбежал и даже в Арсеньеве на работу устроился, так они его все равно назад привезли, – рассказала Надежда Солопова, 17‑летняя местная жительница. – Я до сих пор боюсь, что эти изверги откупятся».

Ей удалось убежать от рабовладельцев и добраться до дома родителей, однако через два дня за ней приехали Ахмедовы, которые прямо на глазах у матери затолкали девушку в машину и увезли назад на ферму. Родителям пригрозили, чтобы те не смели звонить в милицию. Но родители перебороли страх перед азербайджанцами и сообщили о происшедшем в правоохранительные органы. 25 мая 2005 г . в Рахлеево прибыли сотрудники РОВД и освободили всех рабов, а самого Ахмедова и двух его сыновей отправили в СИЗО.

Прокуратура предъявила фермерам‑мигрантам обвинение по статье 127 УК РФ – «использование рабского труда с применением насилия, сокрытием документов удостоверяющих личность потерпевших, организованной группой». Статья предусматривает наказание до 12 лет лишения свободы.

 

Март 2006 года. Тула

Двое из троих рабовладельцев из Азербайджана получили условное наказание (газета «Молодой коммунар»)

 

13 марта, когда оглашался приговор, у здания районного суда в Арсеньево толпился народ. Корреспонденты «Молодого коммунара» тщетно пытались найти среди публики кого‑то из потерпевших. Здесь звучала только кавказская речь. Когда трое подсудимых, сцепленных наручниками, вышли из конвойного «УАЗа», их приветствовала группа поддержки. Шедшие впереди сыновья Ахмедова заходили в суд с высокоподнятыми головами и улыбками на лицах.

Суд счел возможным не лишать свободы братьев Ахме‑довых, установив, что они совершили преступление из чувства сыновнего долга. Приговор был мягок: реальное наказание получил лишь Ахмедов‑старший – 4,5 года колонии общего режима (при максимальных по этой статье – 12 лет). Его сыновья осуждены условно и уже обрели свободу.

– Нам важно, что суд сохранил квалификацию действий подсудимых, – заявил сразу после оглашения приговора Роман Петрыкин, заместитель районного прокурора, поддерживавший обвинение по этому делу. – Все трое признаны виновными в использовании рабского труда. Да, мы просили в прениях реальное наказание для всех, но суд счел иначе. Что же касается отсутствия потерпевших на приговоре – люди до сих пор боятся, потому и не пришли…

X