Киевской Руси не было ?

Рубрика: Книги

Камень, источенный временем. Начисто…

Давайте оставим археологов в покое и позволим им спорить, чьи черепок или медное блюдо древнее, хоть до потери пульса. Город Киев — это, прежде всего, здания (жилые, административные, культовые), инженерные и оборонительные сооружения. Должно же хоть что-то от былого архитектурного великолепия «соперника Царьграда» сохраниться до наших дней. Какие же имеются в Киеве древние сооружения?

Даже современный школьник (ну, хотя бы один из 50) вспомнит, что София Киевская заложена аж в 1037 г.[61] Это, если верить историкам, которые давно померли, но перед смертью видели секретные летописи, которые до нас почему-то не дошли. Но я им не верю. По официальной версии, в 1596 г. храмом завладели униаты и за 37 лет, пока он не был возвращен православным, «едва не до основания разрушили, ободрали и опустошили», как писали позднейшие комментаторы. Экскурсоводы в Лавре рассказывают даже такие страшилки, будто униаты отломали и распродали каменные украшения собора.

Но обвинения против униатов сразу рассыпаются, если поверить свидетельству киевского католического епископа (бискупа) Юзефа Хвощинского, который в 1595 г. писал о соборе следующее:«Храм сей не только осквернен скотиной, конями, псами и свиньями, которые в нем бродят, но и лишен в значительной мере церковных украшений, уничтоженных дождями. На крыше растет трава и даже деревья. Стены разрушаются».

Возрождение храма из разрухи связывают с именем киевского митрополита Петра Могилы, основавшего в 1633 г. вокруг собора монастырь и пригласившего итальянского архитектора Октавиана Манчини для «восстановления» постройки. Не исключено даже то, что известный нам каменный храм начал возводиться именно в это время, а позже — в 1685–1707 гг. собор основательно перестраивали или, скорее, достраивали в формах барокко. Тот же митрополит пригласил с Афона мастеров, которые «подновили» фрески.

Все остальные постройки лавры официально датируются XVII–XVIII вв. Все кроме Успенского собора, якобы заложенного одновременно с Софийским. Да вот беда — как сообщают путеводители, во время войны его уничтожили немцы — помогли историкам замести следы. Этот собор, по виду — постройка XVIII в., ну пусть даже — XVII столетия. Энциклопедия Брокгауза и Ефрона скупо объясняет это стилистическое несоответствие: «В 1718 г. пожар истребил великую церковь, архив, библиотеку и типографию; в 1729 г. церковь была возобновлена».

Знамо дело, все самые древние-предревние летописи, которые до нас не дошли, сгорели именно в 1718 г. в архиве и библиотеке Киево-Печерской лавры. Но как могла сгореть каменная «великая церковь»? Видимо очень надо было помочь историкам объяснить отсутствие в Киеве древнего зодчества, вот она поднатужилась и сгорела. Пришлось ее отстраивать заново только через 11 лет после пожара, если я правильно понял значения слов «истреблена» и «возобновлена». Получилось нечто вполне приятное на вид, но уже в стиле барокко. Как повествуют справочники, церковь и до того не единожды разрушалась — сильно пострадала от землетрясения в XIII столетии и была «по окна» разрушена Батыем, если верить Иннокентию Гизелю. После того 230 лет церковь «оставалась в щебне» и была заново возведена только в 1470 г. при литовском наместнике в Киеве князе Семене Олельковиче. Но как назло коварные татары в 1482 г. вновь разграбили Киев, сожгли Печерский монастырь и сильно порушили Успенский собор, не «возобновлявшийся» до конца XVI в. Современный Успенский собор был построен лишь в 2001 г. и представляет собой копию взорванного германскими оккупантами.

Кстати, этот взрыв уже в наши дни стал мифом. По ставшей практически официальной версии, его заминировали советские войска при отступлении, а немцы не стали разминировать и взорвали 3 ноября 1941 г. Версия откровенно бредовая. Во-первых, на кой черт надо было минировать храм, не представляющий ни малейшей военной ценности? Во-вторых, почему, если уж заминировали, он не был взорван при отступлении? Но нынешние украинские власти такими вопросами не задаются, а просто пользуются возможностью пнуть лишний раз «клятых москалей» за надругательство над украинскими святынями. По другой версии храм был разрушен немцами без помощи анонимных советских диверсантов. Сохранилась даже кинохроника, запечатлевшая это разрушение. Так что решить, какое из двух объяснений истинное, труда не составит.

Я вполне допускаю, что в 1482 г. желание пограбить у крымцев имелось превеликое, но зачем разрушать собор? Это очень трудоемкое дело (если нет мощной взрывчатки), не сулящее ни малейшей выгоды. Может быть, татары делали это из ненависти к православию? Этот вопрос даже обсуждать бессмысленно. В самом Крыму с незапамятных времен действовали и процветали православные монастыри. Одновременно с основанием Крымского ханства, рядом с крепостью Кырк-Ор, бывшей ханской резиденцией, был заложен известный Успенский монастырь, ставший вскоре резиденцией митрополита и центром православия в Крыму. Вот что повествует русский историк XVII века Андрей Лызлов о первом крымском хане Хаджи Гирее (Ачи Гирее): «Некогда хан крымский Ачи-Гирей, воююще против супостат своих, просил помощи от Пресвятые Богородицы [в Успенском монастыре], обещающе знаменитое приношение и честь образу ее воздати и творяще тако: егда бы откуду с корыстью и победою возвращашеся, тогда избрав коня или двух елико наилучших, продавше и накупивши воску и свещ сделавши и поставляше тамо через целый год; еже и наследники его, крымские ханы, многажды творяху». Так что, думаю, не стоит приписывать крымчакам религиозный вандализм.

Кстати, весьма красноречивый факт: многие путеводители честно сообщают, что раскопки на месте разрушенного оккупантами во время войны Успенского собора дали археологические находки, которые можно датировать лишь XVI–XVIII вв., то есть временем последнего «возобновления» храма. Более древние культурные слои куда-то таинственно рассосались.

XI столетием датируется постройка церкви Спаса на Берестове. Вот что сообщает по этому поводу «Историко-топографические очерки древнего Киева» Н. И Петрова за 1897 г: «В 1072 году существовал уже на Берестове Преображенский или Спасский монастырь, игумен которого Герман в этом году участвовал в перенесении мощей святых Бориса и Глеба из старой Вышгородской церкви в новую Этому Герману и приписывают некоторые основание этого монастыря. В таком случае Спасский на Берестове монастырь нужно отождествить с монастырем Германа, который сожжен был половцами в 1096 году Однако, он вскоре был восстановлен, вероятно, Владимиром Мономахом, так как церковь этого монастыря сделалась усыпальницей его дочери, сына и внука. Церковь была каменная и украшена фресковою стенописью, которая отчасти сохранилась и до нашего времени. Вероятно, эта церковь была окончательно разрушена Менгли-Гиреем в 1482 г. К началу XVII века от нее остались только развалины и мусор».

Мне очень трудно понять, как могли сохраниться фрески в церкви, окончательно разрушенной Менгли-Гиреем. Видимо благодаря чуду Господнему. Потом, как водится, митрополит Петр Могила «восстановил» разрушенный храм, который был расписан греческими художниками и освящен в 1643 г. Удивительно, что практически все древнерусские киевские храмы «восстановили» при Петре Могиле. Причем восстановили отнюдь не в первозданном виде. На самом деле это было не восстановление, и даже не перестройка, а именно строительство.

От XII столетия до наших дней дошла Кирилловская церковь. Хотя, как считается, во время татаро-монгольского нашествия церковь сильно пострадала, а первые сведения о восстановительных работах в ней относятся к 1605–1612 гг. Вероятно, именно в это время она и начала строиться. Путеводитель, продающийся на входе в этот музей-заповедник, сообщает довольно странные вещи: «Первые послемонгольские сведения о Кирилловском монастыре датируются 1539 г. Эти документы касаются его земельных владений и дают основания сделать вывод о том, что Кирилловский монастырь не только существовал, но и функционировал до XVII в. как упорядоченная обитель».

Текст составлен довольно грамотным манипулятором. При беглом чтении у читателя должно сложиться впечатление, что все триста лет от Батыева погрома до 1539 г. монастырь, дескать, существовал и функционировал. Рядовой гражданин, испытывающий благоговейный трепет перед всякого рода древностями не спросит автора путеводителя Марголину И. Е. и научного редактора Н. Н. Никитенко, где они почерпнули домонгольские сведения о монастыре. Но мы уже знаем, что все «домонгольские» летописи, а именно «Повесть временных лет» в различных списках, включая «Киевскую летопись» из Ипатьевского списка, всплывают при весьма сомнительных обстоятельствах только в XVIII–XIX вв. Никаких других «домонгольских» источников по Кирилловскому монастырю у историков не может быть даже теоретически. Любой желающий может самостоятельно поискать упоминания монастыря в «Повести временных лет», обратившись к сайту «Восточная литература» (www.vostlit.info).

Следующие сведения о монастыре, касающиеся непосредственно Кирилловской церкви, относятся к началу XVII в. и говорят о «реставрации» главного монастырского храма игуменом Василием Красовским. Это первое прямое его упоминание, ибо даже если допустить существование монастыря, мы не можем из этого факта делать вывод о том, что и сам храм существовал. Как сообщает путеводитель, «важнейшим делом игумена Василия стала реставрация главного монастырского храма, оставшегося без крыши и постепенно разрушавшегося после татарского нашествия».

Ритуальное упоминание татарское нашествия присутствует везде и всюду, где говорится об упадке киевских церквей. Эти слова создают своего рода дымовую завесу, являясь универсальным объяснением всего плохого, что произошло с «древними» киевскими памятниками. Но давайте отбросим пропагандистскую шелуху и сопоставим слова из предыдущего абзаца, где авторы уверенно делают выводы о том, что монастырь «не только существовал, но и функционировал до XVII в. как упорядоченная обитель». Люди добрые, у кого еще мозг не атрофировался, объясните мне, как мог функционировать монастырь, если у его ГЛАВНОГО ХРАМА НЕ БЫЛО ДАЖЕ КРЫШИ, и он РАЗРУШАЛСЯ в тот момент, когда монастырь функционировал? По крайней мере это относится к периоду 1539–1605 гг. Уж за 66 лет можно было починить крышу и остановить разрушение основы монастыря! Иначе где же монахам молиться?

Современный вид в стиле украинского барокко церковь обрела, как водится, после пожара 1734 г. и последующей «перестройки», длившейся до 1760 г., во время которой были переложены части сводов, построены четыре боковых куполов, возведен пышный фронтона над входом, окна и порталы оформлены лепным декором. Выходит, что от земли до окон — постройка древняя, а то, что выше — образец зодчества 350-летней давности. Почему-то после этой «перестройки» церковь была «переосвящена» в честь Святой Троицы, то есть называлась она Троицкой. В какой момент к ней прилепили ярлык «Кирилловская» в честь Кирилла и Афанасия Александрийских, мне не известно. Но вообще-то это вполне распространенный трюк, когда надо срочно «найти» какое-нибудь несуществующее древнее сооружение, упомянутое во внезапно обнаруженной летописи. С этой целью даже города переименовывали (об этом речь ниже) и даже целые государства (так вместо Ромейской, то есть Римской империи появилась какая-то высосанная из пальца «Византия»). А тут всего-то делов — переименовать церковь.

Вообще, о древности Кирилловской церкви разговоры начались в 60-е годы XIX в., когда под штукатуркой XVIII века на ее стенах были обнаружены фресковые росписи XII века. Угадайте, что произошло потом… Открытые древние фрески были вновь переписаны масляными красками. Вообще-то, насколько я знаю, для того, чтобы работать маслом, надо фактически уничтожить штукатурку, расписанную водяными красками и положить грунт (чаще всего стену покрывали олифой). Выходит, дремучие попы велели испоганить всю старину. Частично фрески были расчищены из-под позднейших наслоений только в XX в., но сохранность их такова, что читаются разве что силуэты фигур. Кстати, если поверить, что 365 лет от татарского нашествия до реставрации Василия Красовского церковь простояла без крыши, то никаких фресок в ней сохраниться не могло — их бы начисто смыло дождями и уничтожило морозами. В общем, если вы хотите получить доказательства древности храма, то ничего весомее слов историков вам не предложат. Учитывая, что игуменом Кирилловского монастыря одно время был создатель мифа о Киевской Руси Иннокентий Гизель, напустить древнего тумана в отношении Кирилловской церкви сам Бог велел.

Даже самый беглый осмотр церкви опровергает гипотезу о ее почти 900-летнем возрасте. Любое древнее сооружение постепенно погружается в землю. В Кирилловской же церкви пол всего лишь примерно на 50 сантиметров ниже уровня земли. Конечно, его со временем могли поднять, но путеводитель сообщает обратное — пол был ПОНИЖЕН якобы до уровня XII в. Во время археологических раскопок под полом церкви было обнаружено более 20 погребений. Да это же настоящая сенсация! Ведь, по словам историков, Кирилловская церковь строилась как родовая усыпальница князей Ольговичей. Захоронения делались в 1179–1215 гг. Здесь помимо прочих должны покоиться и останки одного из главных героев «Слова о полку Игореве» великого князя Святослава Всеволодовича. Однако археологи глухо молчат о раскопках захоронений, и почему, догадаться не сложно — все они носят далеко не княжеский характер и осуществлены не ранее XVII в., что категорически не вяжется с легендой о древности церкви.

Стены сооружения выполнены в технике равнослойной кладки, что не очень характерно для прочих «древних» сооружений Киевской Руси, характеризующихся смешанной каменно-кирпичной кладкой. Использование плинфы — плоского широкого кирпича — само по себе не доказывает древности постройки. В русском зодчестве плинфа широко применялась до XV столетия, пока в последней четверти его не была окончательно вытеснена близким по размерам современному аристотелевым кирпичом, названным так по имени известного архитектора Аристотеля Фиораванти (Альберти Фиораванти), построившего Успенский собор в Московском Кремле. То, что многие киевские храмы выстроены с использованием плинфы, не должно смущать, ведь киевская митрополия находилась до 1686 г. под юрисдикцией константинопольского патриарха, и для строительства храмов приглашались греческие мастера. Этим и объясняется отличие строительных технологий от бытующих в то время в Русском государстве. Например, мастера с Балкан должны иметь гораздо больше опыта в технике смешанной кладки, так как на их родине камень встречается в большом изобилии. Предположение о том, что в Киеве работали приезжие мастера, косвенно подтверждается тем, что кирпичеобжигательные печи, которые находят при раскопках в Киеве и в расположенном рядом Чернигове, принципиально отличаются от всех прочих печей — суздальских, владимирских, смоленских и т. д.

Изучив, сортамент кирпичей, используемых при строительстве, можно сделать некоторые выводы о времени возведения здания. Например, если основание церкви сложено из плинфы и камня, а своды из аристотелевского кирпича, то можно предположить, что верхняя часть храма выстроена значительно позже. Но как раз вопрос сортамента кирпичей, из которых сложены старинные постройки, является очень слабо изученным. Исключение составляет, пожалуй, только развалины взорванного Успенского собора в Лавре. Здесь было собрано около 2800 целых экземпляров, относящихся к девяти различным типам.

Как пишет Раппопорт[62] в своей работе «Строительное производство Древней Руси», «80 % всех найденных имеют размеры от 27 х 28 до 35 х 40 см. Однако около 70 % этих прямоугольных кирпичей, т. е. более 55 % всех промеренных кирпичей собора, имеют размер, колеблющийся очень незначительно: 21х29x34 — 36 см»[63].

Это, как легко понять, брусковый кирпич позднего типа, о плинфе автор ничего не сообщает. Зато Рапопорт простодушно признается, что время возведения зданий зачастую определяется методом кирпичной датировки. Принято считать, что чем моложе здание, тем меньший по размеру кирпич использовался при его строительстве. Мягко говоря, сомнительный способ. Легко можно предположить, что в основании здания могли использовать тяжелый кирпич, а для выведения сводов более легкий — меньшего размера и полый внутри.

Еще один памятник древнерусской архитектуры — Троицкая надвратная церковь вроде как 1106–1108 гг. постройки. Но и ее постиг злой рок киевской старины — якобы в 1722–1729 гг. ее «перестроили» в стиле барокко, да так, что от ее первоначального облика не осталось ровным счетом ничего. О том, что церковь существовала ранее, достоверных свидетельств нет, нет и ее изображений до «перестройки». Интересно, что и датирована она «с потолка». Дескать, в 1106 г. в монастыре поселился черниговский князь Святослав, якобы на средства которого возведены Святые ворота. Но почему предполагаемое поселение в монастыре отставного князя означает начало строительства, никто не говорит. И уж совсем бесполезно спрашивать у историков, зачем древние зодчие возвели шикарные каменные ворота, если монастырь не имел каменной стены (в современных описаниях того периода фигурирует лишь деревянный частокол)? Это все равно что строить дом из фанеры, но входную дверь выполнить бронированную, как у несгораемого сейфа — одно явно не соответствует другому.

Зато в музее лавры вам обязательно покажут камень, который археологи откопали в подвале Софийского собора. Неужели он что-либо доказывает? Та же история с Михайловским Златоверхим монастырем, якобы заложенным в 1108 г. То, что мы видим сегодня, — новодел 1998 г., поскольку в советское время монастырь был разобран в рамках борьбы с «опиумом для народа». Но и то, что отстроено заново, ни в малейшей степени не похоже на древнюю архитектуру — перед нами изящное зодчество в стиле классицизма, характерного для XVIII–XIX вв.

На площади Контрактовой стоит красивая церковь Богородицы Пирогощей 1131–1135 г. постройки. Но это по паспорту, а фактически она возведена в 1997–1998 гг. «в предполагаемом первоначальном виде». Памятник разрушили в 1935 г., когда начали придавать Киеву облик столицы союзной республики, но это было здание фактически постройки XVII–XIX вв.

Вот что здесь настораживает — по каким таким соображениям восстановители решили, что первоначально церковь выглядела именно так? Если бы они решили восстановить ее в том виде, в каком она была до 1935 г., можно было воспользоваться фотографиями, которых осталось немало. Но почему-то «восстановили» реставраторы то, чего они никогда не видели и то, что вряд ли существовало. Кстати, в путеводителях указывается, что церковь Богоматери Пирогощей была заново освящена в честь успения Пресвятой Богоматери в XV в. Возможно, что только тогда она и была впервые построена, да и то лишь предположительно. Но сие совершенно не мешает историкам уверенно рассказывать, что перед нами именно та церковь Богородицы Пирогощей, которая упоминается в «Слове о полку Игореве». Что это постройка не может быть отнесена к XII столетию, указывает то, что ее фундамент был заглублен на 4 метра, в то время как фундаменты XII–XIII вв., как считается, имеют обычно глубину 0,3–1 м, редко до 2,5 м.

Ирининская церковь, Кловский монастырь, как считается, полностью разрушены Батыем в 1240 г., даже камешка не осталось. В 1963 г. были обнаружены какие-то остатки фундамента на Кловской улице. Их объявили принадлежащими Кловскому монастырю. В 1974–1975 гг. сотрудники отдела археологии Киева Института археологии АН УССР вскрыли часть фундаментных рвов. Информации о каких-либо результатах исследований мне найти не удалось. Можно предположить, ничего сенсационного открыто не было.

Выдубицкий монастырь основан, по преданию, в 1070 г. Как сообщает «Википедия», «монастырь пережил нашествия Батыя и Андрея Боголюбского, горел несколько раз. После XIII в. монастырь утратил былое величие и обрел его заново только в XVII–XVIII вв., когда стал застраиваться на деньги военачальников и меценатов. После секуляризации жизнь в монастыре практически остановилась, и монастырь превратился в некрополь для выдающихся личностей.

Первые строения монастыря были деревянными и не дожили до наших дней. Только некоторые из церквей монастыря пережили столетия. Одной из них является церковь Архистратига Михаила, построенная при Всеволоде. Это был крестово-купольный храм с тремя пределами, построенный в технике утопленного ряда. Церковь и холм, на котором она стояла, стал подмывать Днепр, и для безопасности строения городские власти соорудили подпорную стену, спроектированную в конце XII века придворным архитектором Милонегом. Тем не менее, в XVI веке половина Михайловской церкви (купол и вся алтарная часть) все же рухнула в Днепр вместе с подпорной стеной Милонега. Церковь реконструировали только в 1769-м — в стиле украинского барокко.

С конца XVII века монастырь обзаводится несколькими замечательными каменными строениями: здесь возводят пятикупольную Георгиевскую церковь в стиле казацкого барокко, Спасскую церковь и трапезную на деньги стародубско-го полковника Миклашевского (1696–1701 гг.). Колокольня, сооруженная на деньги гетмана Данилы Апостола была возведена в 1727–1733 гг. и надстроена в 1827–1831 гг.».

Почему-то слабо верится, что после того, как река подмыла берег и половина церкви рухнула в пропасть, оставшуюся половину кто-то решился реконструировать. Еще труднее мне представить, как река, до которой около километра, могла что-то там подмыть. Бред какой-то.

Сразу после официального принятия христианства великий князь Владимир якобы заложил знаменитую Десятинную церковь в 989 г. Знаменита она лишь туманными преданиями о ней. Простояла она недолго, и разрушение ее списывают на Батыя — на него сегодня вообще все что угодно можно списать. Десятинная церковь рухнула, как пишет летописец, «от тягости залегших туда людей». Весьма абсурдное объяснение, но есть и еще более абсурдные. Некоторые фантазеры, ссылаясь (а чаще всего не ссылаясь) на Гизеля, пишут о том, что церковь была разрушена по приказу Батыя таранами, потому что в ней спрятались от злых монголов последние защитники Киева. Хороши защитники, нечего сказать!

 

[61] Называются еще три даты основания Софийского собора — 1011 г., 1017 и 1018 г.

[62] Раппопорт Павел Александрович (1913–1988) — археолог, доктор исторических наук, автор монографий по истории древнерусского зодчества.

[63] http://www.rusarch.ru/rappoport2.html

X