СПИД: приговор отменяется

Рубрика: Книги

Спид-конвейер наращивает скорость

На 1 апреля 2001 года, по данным Центра по профилактике и борьбе со СПИДом, "в России было выявлено 103 024 ВИЧ-инфицированных, в том числе 1362 ребенка. Умерло 995 человек, в том числе 119 детей. Наибольшее число зараженных приходится на Московскую- 14396, Иркутскую области - 8842, Санкт-Петербург - 7582 человек. Более 90 % всех зарегистрированных больных, из которых основную часть составляют молодые люди в возрасте от 17 до 25 лет, заболели СПИДом в связи с употреблением наркотиков. 58 мужчин заразились после гомосексуальных контактов, 1153 - при гетеросексуальных связях, 223 ребенка унаследовали вирус от своих ВИЧ-инфицированных матерей. 5 человек были заражены во время переливания крови доноров, находившихся в период так называемого серонегативного окна, когда ВИЧ в крови не выявляется.

 В этом году эпидемиологи ожидают рост заболеваемости в первую очередь в Санкт-Петербурге, Ленинградской области, а также в Самарской, Кемеровской, Пермской, Рязанской, Ульяновской, Оренбургской, Челябинской, Ивановской областях, в Алтайском крае.

 Эпидемиологический показатель инфицирования ВИЧ составил 70^8 человека на 100000 населения. Пять лет тому назад он составлял всего 0,6. Специалисты Центра предсказывают, что "к концу 2001 года в России будет 1 миллион ВИЧ-инфицированных" ("Московский комсомолец", 4 апреля 2001 г.).

 Таким образом, прогнозы В. В. Покровского о "выходе" на этот показатель к 2003 году могут быть реализованы досрочно.

 Почему именно миллион, а не два или 500 тысяч? Дело в том, что ВОЗ рекомендует умножать число официально зарегистрированных ВИЧ-положительных на 10, так как якобы эта болезнь может диагностироваться лишь через несколько месяцев после инфицирования организма "смертельным" вирусом. 103 тысячи умножаем на коэффициент - и получаем ориентировочную цифру, совпадающую с" этим прогнозом. Когда выйдет эта книга, это число наверняка еще более увеличится. Утвержденные пропорции развития "скрытого" ВИЧ/СПИДа, очевидно, и впредь будут приниматься нашими СПИД-учеными к исполнению.

 

Жертвоприношения

"Это хуже сталинского геноцида"

Вернемся к письму в газету "Совершенно секретно" жительницы Владивостока, которой поставили диагноз "СПИД":

 "То, что теща СПИДа секретная, - понятно в первую очередь людям, страдающим от этой болезни. Но и все остальные должны знать правду о СПИДе, иначе у них не останется будущего.

 ...Если появилось неизлечимое заболевание, от которого не могут найти лекарство, - как вы думаете, сказали бы врачи правду об этой болезни? Раньше у нас в стране не было проституции и наркомании. Сейчас впечатление такое, что нет СПИДа. Если верить телевидению, то самая распространенная болезнь в России - кариес.

 СПИД давно вышел из-под контроля .наших инфекционистов, и именно они виноваты в эпидемии. Болеют взрослые и, что самое,,ужасное - дети, болеют семьями. Кто,ответит за это? Покровский? Ведь это преступление перед народом, хуже геноцида при Сталине.

 ...Я отдала бы все, что у меня есть, лишь бы избавиться от этих постоянных, мучительных, изнурительных болей" вызванных воспалениями, не затихающих ни на минуту. И ни одна таблетка, ничего не помогает. Я терпеливый человек, но этот ужас - другого слова не нахожу - можно сравнить с какой-нибудь пыткой, которая для меня тянется два с лишним года. При СПИДе организм прекращает сопротивление инфекциям, человек разваливается, и его смерть можно списать потом на любую болезнь.

 Я бы давно покончила с собой, но у меня малолетний сынок, которому поставили диагноз "инфекционный иммунодефицит*. Я не знаю, что делать. Самое ужасное, что я ничем не могу ему помочь, С глазу на глаз со мной врач СПИД-центра сказал, что у сына, разумеется, ВИЧ. Я мать, мне незачем обманывать. Хоть криком кричи от бессилия перед этой болезнью! И зря кто-то думает, что его это никогда коснуться не может. Я тоже так считала.

 Если за границей больных СПИДом как-то пытаются лечить, то у нас все идет по схеме 4 нет человека- нет проблемы*. Все давно знают официальное мнение наших "спецов" по СПИДу, включая "самого" Покровского, об этой болезни.

 Но есть мнения и других специалистов, в первую очередь зарубежных, однако о них у нас никто не говорит. Существует множество новых современных эффективных препаратов, направленных на лечение тех давно известных болезней, которые медики увязывают с ВИЧ. Именно эти болезни и надо лечить. Но врач выписывает препараты, направленные на борьбу не с этими недугами, а с ВИЧ. Необходимо запретить использование таких препаратов.

 Сделайте хоть что-нибудь, чтобы помочь настоящим врачам, ученым-вирусологам, найти средство от этого ужаса! Если бы люди знали как можно больше об этой страшной болезни, то каждый бы отдал все, лишь бы найти от нее лекарство.

 Так хочется жить, но еще сильнее хочется, чтобы жив был мой ребенок, ведь он еще ничего не видел в своей жизни. Это последнее письмо в моей жизни. Если можете, помогите хотя бы детям..."

 Когда речь идет о жизни и смерти, трудно подобрать слова утешения и поддержки, тем более что-то сделать, когда мы не знаем ни имени, ни фамилии этой несчастной женщины, а в обратном адресе на конверте только одно слово - "Владивосток".

 Наверное, у нее серьезное заболевание, которое, возможно, оказалось в перечне 30 СПИД-ассоциированных болезней, может быть, какое-то другое. А чтобы компетентные врачи и специалисты могли попытаться чем-то ей помочь, нужно знать историю болезни, смотреть больного.

 Хотелось бы, чтобы эта книга попала ей в руки и, может быть, вселила надежду, что ее диагноз вовсе не означает обязательную смерть по предписанию СПИД-медиков.

 Мы искренне желаем" чтобы она выжила и поправилась, чтобы был здоров ее ребенок и наладилась личная жизнь, исковерканная медицинским приговором.

 

Первыми гибнут дети

Существует гипотеза о взаимосвязи зла, которое всегда творилось на Земле, и способствующих ему сил иноматериального мира. В этой связи вспоминается "Роза мира" Д. Андреева, где описывается механизм энергетической подпитки этих сил за счет так называемого гавваха - страданий людей.

 В истории реального мира мы найдем немало подтверждений - от костров инквизиции до печей гитлеровских концлагерей и сталинских репрессий, - что любая теория, которая становится догмой, тем более возведенной в ранг государственной политики, сопровождается не только непримиримой борьбой ее последователей с инакомыслием, но и жертвоприношениями и страданиями людей во имя достижения поставленных целей.

 Наука вообще и медицина в частности вряд ли могут служить исключением из этого правила. Достаточно вспомнить незабвенного "народного академика" Т. Д. Лысенко, посвятившего многолетние усилия попыткам скрестить картошку с рожью или что-то в этом роде, и умерщвленного за инакомыслие его оппонента выдающегося ученого Н. И. Вавилова.

 В результате практической реализации официальной теории СПИДа" ставшей со временем научной догмой международного уровня, также был запущен механизм жертвоприношения. Наверное, есть закономерность в том, что список жертв СПИД-истерии начался с детей как наименее защищенной категории населения.

 Считается, что первой жертвой гонений на так называемых больных СПИДом после провозглашения открытия "чумы XX века" в 1984 году стал американский подросток Р. Уэйт (R. Waite), страдавший гемофилией. При этом заболевании больным требуется периодическое переливание крови, а "чужая кровь", как уже отмечалось, вызывает мощную защитную реакцию организма, вырабатывающего антитела, наличие которых при диагностике на ВИЧ может трактоваться как доказательство проникновения в организм "смертельного вируса". Взбудораженные от страха за своих детей родители одноклассников этого подростка добились его изгнания из школы в г. Кокомо, штат Индиана.

 Мальчик умер в раннем возрасте, потратив остаток своей недолгой жизни на попытки вместе с родителями доказать, что он не мог представлять опасности для окружающих, так как СПИД не передается бытовым путем. После смерти Р. Уэйт стал национальным героем Америки.

 В России эпидемия "чумы" также началась с диагнозов "ВИЧ+", которые были поставлены детям в больницах Элисты, Волгограда, Ростова-на-Дону. Кстати, далеко не все ученые тогда безоговорочно поверили сенсационному сообщению о начале эпидемии неизлечимой болезни. В больницах лежат дети с разной патологией, и причин положительной реакции теста на ВИЧ могло быть очень много. Например, в Элисте детям делали противотуберкулезную прививку (БЦЖ), которая активизирует иммунную систему и выработку антител. Возможно, повлияли иные факторы.

 Так, руководитель Института педиатрии РАМН профессор В. Таточенко и руководитель клиники детской хирургии Московского НИИ педиатрии МЗ РФ профессор М. Кубергер в статье, опубликованной в "Медицинской газете",(22 марта 1989 г.), писали, что, по их млению, в республиканской больнице Элисты в отношении больных детей, которым поставили диагноз "ВИЧ+", была допущена "неоправданная избыточность в проведении лекарственной терапии и переливания крови". Может" это я спровоцировало положительную реакцию теста.

 Однако подобные сомнения пресекались. В том же году профессор В. Покровский в "Известиях" (от 5 мая) возмущался, что несколько отправленных в Калмыкию комиссий, в которых работало около 50 специалистов, основное внимание уделили "не проблеме локализации очага болезни, а поискам несуществующих доказательств, что мы имеем дело не со СПИДом, а с замаскировавшимся под него другим заболеванием".

 Выводы комиссий, работавших в Элисте, все еще хранятся в секрете. Так, главный врач этой больницы до сих пор не имеет на руках официального заключения о результатах их работы. Сведения о детях, погибших, как считается, в результате ВИЧ-инфекции, очень противоречивы.

 Президент РАМН В. И. Покровский на упомянутых выше парламентских слушаниях в Государственной думе о проблеме борьбы со СПИДом в ноябре прошлого года ностальгически вспоминал, что первые 20 диагнозов "ВИЧ+" поставил нынешний руководитель Института иммунологии Р. М. Хаитов. "Но многие из них я потом отменил", - сказал не без гордости президент.

 Тогда, в конце 80-х, тесты на ВИЧ давали особенно большие погрешности и диагностика строилась в значительной степени на субъективных оценках врачей. Это то же самое, если, к примеру, судьи начнут выносить приговоры не на основе статей закона, а руководствуясь некими сугубо личностными ощущениями. Но даже ошибочный судебный приговор можно обжаловать в вышестоящих инстанциях. Диагноз "ВИЧ/СПИД", как нам постоянно внушают, обжалованию не подлежит.

 По данным СМИ, в детском отделении Московского городского центра по профилактике и борьбе со СПИДом лежат несколько десятков малышей с диагнозом "ВИЧ+", в том числе те, от которых в родильных домах отказались их матери. Считается, что более 90 % детей, которым ставят этот диагноз, рождаются от ВИЧ-положительных матереет или заражаются при грудном вскармливании. Когда в роддоме объявляют о том, что мать новорожденного больна СПИДом или у нее ВИЧ-инфекция, то эта несчастная женщина помимо сильнейшего стресса подвергается, как правило, явному или скрытому осуждению окружающих. Она старается утаить свою беду от знакомых, друзей, коллег по работе. Очень часто своих новорожденных эти женщины бросают на произвол судьбы" и дети поступают в отделение Московского центра. Медикам особенно трудно общаться с такими матерями, хотя они как могут пытаются их убедить, что ВИЧ - это, возможно, не немедленная смерть, что нужно бороться, заботиться о ребенке, лечить его.

 По сообщению Агентства социальной информации (Москва), которое занимается, в частности, изучением проблемы СПИДа в нашей стране, в том числе - истории возникновения этой болезни, первые ВИЧ-инфицированные дети в возрасте от полутора до трех лет начали поступать в отделение в 1989 году из Элисты. Потом эту группу пополнили дети из Ростова-на-Дону, Волгограда и Ставрополя. Всего сюда направили 270 малышей. В те годы работали медики с большим напряжением, так как мало было информации о самой природе заболевания и способах его лечения. Положение осложняло и крайне негативное отношение родителей пострадавших детей к медперсоналу, так как было широко объявлено, что заражение их детей ВИЧ якобы произошло по халатности врачей, которые использовали нестерильный инструмент.

 Из-за недостаточного финансирования в Центре отсутствуют должные условия для ухода за новорожденными. Немногочисленный медперсонал с ног сбивается, пытаясь сделать для малышей хоть самое необходимое. Однако нет возможности уделить внимание каждому. Ведь с ребенком надо общаться, гулять, разговаривать, а не только кормить и пеленки менять. Штатным расписанием не предусмотрены столь необходимые специалисты, как педагоги, воспитатели, юристы для защиты законных прав малышей с диагнозом "ВИЧ+". Эти дети, которым уготована печальная участь проживания в течение многих лет, а может быть и до конца жизни, в больницах, как правило, отстают в развитии. А поток их увеличивается с каждым днем. Считается, что число детей, страдающих от СПИДа, будет расти год от года, так как эпидемия наркомании неуклонно развивается, вовлекая все больше молодых женщин - будущих матерей.

 В Московском центре для маленьких пациентов не хватает самого необходимого - медикаментов, одежды, обуви, колясок, игрушек, кроваток, которые приходится нередко собирать из старых или выброшенных на свалку. У больницы на это денег нет. Иногда помогают спонсоры и отзывчивые к чужой беде люди. И хотя нескольким малышам посчастливилось и их взяли на воспитание в семьи, у большинства таких шансов практически нет: их диагноз отпугивает потенциальных усыновителей. По этой же причине отказываются их принимать и в дома ребенка...

 

Законы, судьи и судьбы

По данным социологических опросов, большинство взрослых людей испытывают перед ВИЧ-положительными страх, чувство неприязни и отчуждения. Несмотря на многолетнюю пропаганду профилактических знаний об ограниченных путях передачи вируса" многие по-прежнему убеждены, что изоляция этих людей - единственный способ оградить остальных от возможного заражения.

 В Казахстане, например, уже воплотили эту идею, создав своего рода лепрозорий для лиц, имеющих этот диагноз и осужденных за различные правонарушения. Так, в Павлодаре широкий общественный резонанс вызвало уголовное дело, возбужденное против молодой женщины Анастасии К. за якобы преднамеренное заражение ею ВИЧ нескольких десятков мужчин. Был проведен показательный судебный процесс, который во всех подробностях освещался местным телевидением и прессой.

 Эта женщина в поисках лучшей доли переехала к родственникам в Павлодар из Калининграда с маленьким сыном. Но и тут жизнь не сложилась. Отсутствие работы, безденежье, страх, что ребенок умрет голодной смертью, вынудили ее заняться секс-услугами. О своем диагнозе она узнала гораздо позже... Тем не менее, ее действия были расценены как уголовное преступление.

 Молодую женщину на суде вынуждали давать публичные показания о ее сексуальных контактах, публика и пресса смаковали эти подробности в традициях времен инквизиции. Один из очевидцев этого процесса, павлодарский врач-физиолог, руководитель медицинской лаборатории "Синтез" Ю, П. Журавлев, как он рассказывал авторам книги, с возмущением воспринимал эту моральную экзекуцию и безуспешно просил власти предоставить ему возможность помочь несчастной женщине в восстановлении ее иммунной системы на основе разработанной им и апробированное на нескольких больных СПИДом методики. По приговору суда женщина была направлена в спецколонию для больных СПИДом, организованную в Карагандинской области. Наличие у подсудимой маленького ребенка не смягчило суровую казахстанскую Фемиду.

- Когда выйду, я вам тут устрою вторую Элисту! - пообещала Настя своим мучителям в последнем слове на суде.

 В начале развития "эпидемии" ВИЧ/СПИДа страх у людей перед "зараженными" был особенно велик: нередко соседи сжигали дома тех, кому поставили этот диагноз. В Риге в середине 80-х, из-за халатности СПИД-медиков стало известно посторонним людям о ВИЧ-положительном диагнозе, поставленном одной супружеской паре. Супругам немедленно устроили травлю, для начала уволив с работы. Они покончили жизнь самоубийством в один день и час.

 Отношение к ВИЧ-положительным в России ни чуть не лучше. Сам факт этого диагноза уже, как правило, является основанием для публичного осуждения. Человек остается один на один со своей бедой, его мучает тяжелейшая депрессия, у многих появляются мысли о самоубийстве. В августе 2000 года одна из таких трагедий произошла в Москве, на Хабаровской улице. На этот раз счеты с жизнью свели молодые наркоманы - парень и девушка. Узнав, что беременна, девушка пришла к своему другу и сказала, что рожать не будет, так как ей поставили диагноз "ВИЧ+", после чего вышла на лестничную площадку, поднялась на 9-й этаж и выбросилась из окна. Спустившись вниз и убедившись, что подруга мертва, молодой человек вернулся в свою квартиру на 6-м этаже и покинул ее и этот мир тем же способом. Возможно, он узнал о диагнозе подруги лишь перед ее смертью и решил, что тоже наверняка болен. Продолжать жить в мучительном ожидании скорой смерти он, очевидно, не захотел (этот случай описывался в газете "Московский комсомолец*).

 В России все причастные организации на словах ратуют за права ВИЧ-положительных граждан, а на деле нередко стараются отгородиться от всех проблем, которые встают перед этими людьми. Сегодня так называемые ВИЧ-инфицированные, как правило, находятся в полной изоляции. Родители такого ребенка боятся огласки и предпочитают везти "го на лечение из родного города в отдаленные регионы, боятся отпускать его в школу" опасаясь преследовании со стороны учителей, одноклассников или их родителей. Ежемесячное пособие для ВИЧ-положительных детей составляет всего 300-500 рублей. Люди, живущие с этим диагнозом - если он становится известным окружающим, - как правило" сразу замечают негативное отношение к себе, которое может выражаться не только в прямых угрозах или гонениях, но и в презрительных взглядах, в отказе пожать руку, в потере друзей, избегающих общения с ними, в увольнениях или отказе в приеме на работу под любыми предлогами.

 На одной из конференций по СПИДу прозвучало откровенное признание участницы  образованного человека с видным общественным положением, что ей было психологически сложно разрешить своему сыну пригласить домой в гости товарища, у которого был положительный диагноз на ВИЧ.

 Как отмечает постоянный представитель в России Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИДу А. Майшик, анализ отношения к ВИЧ-положительным детям, подросткам, молодым людям в России показал, что их ждет трагическое будущее. Клеймо отверженного они будут носить всю жизнь. Не позавидуешь и участи родителей, которые не отказались от таких детей, проживая в небольших населенных пунктах, где рано или поздно зга тайна становится всеобщим достоянием. Так, мать Помесячной девочки, которой поставили этот диагноз, пишет: "Окружающие отвернулись от нас, многие шарахаются как от прокаженных". Дважды пыталась женщина свести счеты с жизнью, однако, слава богу, не нашла в себе силы для этого, переживая за судьбу детей (у нее есть еще пятилетний сынишка). Ее муж начал пить, обстановка в семье тяжелая, и все это сказывается на психике детей.

 Другой случай. Девушка из небольшого населенного пункта рассказывает, что ее молодой человек, наркоман, с диагнозом "ВИЧ+", попал в СИЗО - единственный на весь городок. Там узнали о его диагнозе, и немедленно эта новость разлетелась среди жителей. Зная, что он встречался с этой девушкой, жители решили, что и у нее тоже СПИД. "Ты еще не умерла?" - типичный вопрос, который задают при встрече ее земляки. В СПИД-центре, куда она обратилась в надежде на помощь, врач без тени сомнения заявил: "Жить вам осталось два с половиной года".

 Врачи этих СПИД-центров и других медицинских учреждений, где проходят тестирование на ВИЧ, похоже, взяли на себя миссию Господа Бога, отмеряя каждому пациенту, по собственному разумению, срок оставшейся жизни.

 Из письма жительницы Тюмени, где в прошлом году был отмечен один из самых высоких в стране всплесков наркоэпидемии и соответственно - рост количества диагнозов "ВИЧ/СПИД":

 "Прочитала Вашу статью "СПИДа нет" и приобрела надежду на выздоровление сына. Вы абсолютно правильно описали отношение к этим несчастным молодым людям в поликлиниках.

 Первое, что услышал мой ребенок от врача-эпидемиолога: "Смертельно, срок жизни 7 лет". И все. Если бы вы знали, каких усилий стоило разубедить сына в неизбежности смерти и дать ему хоть какую-то надежду на выздоровление! Причем Ваша статья сыграла в этом очень большую роль. Продолжайте Ваше доброе дело".

 Насколько защищены ВИЧ-положительные люди или имеющие диагноз "СПИД" со стороны государства? Могут ли они на практике воспользоваться теми правами, которые предусмотрены принятым в 1995 году Законом "О предупреждении распространения заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека"? Жизнь показала, что этого добиться очень трудно.

 Так, статья 17 Закона запрещает ограничения социальных прав таких больных только на основании наличия у них ВИЧ. Однако никакой закон не в силах оградить ребенка или его родителей от притеснений, вызванных страхом или предубеждением со стороны персонала тех же яслей, детских садов, школ, других детей и их родителей. Не было прецедента, чтобы привлекли к ответственности врача, по вине которого о диагнозе узнали окружающие. Родители больных детей, как правило, не имеют ни сил, ни средств, ни желания, отстаивать свои права в судебном порядке.

 Законодатель возложил на федеральный бюджет непосильное бремя расходов на диагностику, лечение,

 профилактическую работу в области СПИДа, льгот по проезду к месту лечения, что особенно актуально для жителей небольших населенных пунктов „ где нет СПИД-центров, а муниципальные учреждения здравоохранения лечением не занимаются.

 С учетом бурного роста количества ВИЧ-диагностированных денег на реализацию всех этих льгот просто нет. Статья 19 Закона "Социальная защита ВИЧ-инфицированных несовершеннолетних", предусматривающая выплаты им до достижения 18 лет социальных пенсий, пособий и льгот, установленных для детей-инвалидов законодательством РФ, также носит зачастую декларативный характер, так как размер этих пособий, как говорилось выше, крайне низок, во многих регионах они или вообще не выплачиваются или выплачиваются со значительными задержками.

 СПИД-ассоциированными заболеваниями страдают многие ВИЧ-положительные пациенты, и отсутствие медицинского наблюдения и материальной помощи со стороны государства приводит к тяжелым последствиям для их здоровья.

 Предусмотренный законом запрет ограничений при приеме на работу или дискриминации по месту работы на практике игнорируется сплошь и рядом. Сейчас, когда многие здоровые люди не могут найти работу, какой работодатель будет вникать в права ВИЧ-положительного и идти ему навстречу только потому, что в законе так записано? В коллективе таких людей нередко также пытаются выжить любыми путями.

 Вот одна из типичных историй. Молодая женщина" назовем ее Надеждой, работала учителем в небольшом городке. Мечтала создать семью. Познакомилась с симпатичным парнем, который сумел расположить к себе, а потом оставил ее. В страхе, что она, возможно, заразилась венерической болезнью, Надежда сдала анализы и заодно по требованию врачей прошла тест на ВИЧ, который дал положительный результат. Об этой новости узнали в городе, на нее стали показывать пальцем, а с работы предложили уйти добровольно, чтобы "не заражать детей". Она не соглашалась. Моральное давление переросло в физическое: Надежду избили в подъезде ее дома. Однако милиция с учетом ее "общественного статуса" под разными предлогами отказала в возбуждении уголовного дела.

 И все-таки, наверное, не это самое страшное, что может произойти с такими людьми. Гораздо хуже для очень многих с ВИЧ-положительным диагнозом осознание безысходности своего положения, навязанное распространением СПИД-медициной всеми возможными способами идеи неизбежного преждевременного ухода из жизни.

 Напрашивается вопрос: а в чем же тогда заключается роль многочисленных СПИД-центров, врачей и других специалистов в этой области и самого академика В. В. Покровского? Всегда считалось, что медицинские работники призваны спасать людей, вселять в них надежду на выздоровление, а не приговаривать к досрочной смерти. Или на представителей СПИД-медицины это не распространяется?

 Создается впечатление, что причастные к реализации концепции теории и практики ВИЧ/СПИДа в России специалисты выражают по поводу трактовки этой гипотезы трогательное единодушие. Прямо как в годы всенародного одобрения директив ЦК КПСС. Так, в ответ на просьбу высказать свою точку зрения по поводу информации, изложенной в статье "СПИДа нет...", авторы недавно вышедшей в свет книги "ВИЧ/СПИД-инфекция. Двадцать лет спустя после начала пандемии. Руководство для врачей" профессора Нижегородской государственной медицинской академии Минздрава РФ В. В. Шкарин и С. П. Соривсон заявили, что они полностью солидарны с начальником отдела профилактики ВИЧ/СПИДа департамента Госсанэпиднадзора Минздрава РФ А. Голиусовым, мнение которого приводилось в том же номере "Огонька" (июль 2000 г.), где была напечатана и статья с изложением позиции СПИД-диссидентов. Начальник отдела выражал озабоченность по поводу судьбы больных СПИДом африканцев и утверждал, что об исследованиях П. Дюсберга и его сторонников "говорить всерьез просто неэтично, когда Совет Безопасности ООН признал проблему СПИДа проблемой национальной безопасности человечества".

 Кстати, сами ученые в своей книге признают, что до сих пор нет научных объяснений причин несостоятельности защитных механизмов организма, развивающихся почему-то именно при ВИЧ-инфицировании, и того, каким образом заразившемуся человеку удается, тем не менее в течение многих лет сопротивляться ВИЧ-инфекции.

X