СПИД: приговор отменяется

Рубрика: Книги

Глава 12. Многое зависит от самого человека

Не станьте жертвами науки!

Так озаглавил свое письмо, направленное в редакцию газеты "Совершенно секретно" после выхода статьи "Легенды о СПИДе", житель Донецка П. М. Мокросноп. Хотя в ряде вопросов о природе СПИДа автор излагает общепринятую концепцию, однако высказывает, на наш взгляд, интересные мысли и наблюдения в связи с обсуждаемой проблемой:

 "Сексуальная революция, создавшая пути распространения СПИДа, без которых эта болезнь "малозаразна", что исключает превращение ее в эпидемию, началась не с модных песенок 60-х годов, а с научных теорий начала XX века. Одной из них была теория сексуальности 3. Фрейда, который предупреждал: "Психоанализ не может ничего иметь против того, чтобы его выводы были использованы при проведении реформ общества для создания полезного вместо вредного. Но он не может наперед сказать, не будут ли те или иные установления иметь иные последствия, то есть более тяжелые жертвы" ("Об унижении любовной жизни").

 Нам, живущим в так называемом реформированном обществе, трудно не согласиться с тем, что эпидемия СПИДа является "более тяжелой жертвой" нежели те потери, ради преодоления которых и реформировалось общество.

 СПИД, как и любая другая венерическая болезнь, передается лишь при прямом физиологическом контакте, сопровождаемом либо "кровосмешением", либо смешением слизи половых органов. Основными отличиями СПИДа от других венерических болезней является громадный по времени инкубационный период - продолжительность между заражением ВИЧ и заболеванием СПИДом достигает 10-12 лет при полном отсутствии симптомов болезни и способности распространения инфекции, - а также его неизлечимость.

 Однако и другие венерические болезни на протяжении длительного исторического периода были также неизлечимы! И не всегда существовали аптеки, полки которых сейчас ломятся от изобилия всевозможных антибиотиков и других препаратов. Но ведь человечество выжило.

 Что же спасало наших предков? Конечно же их интеллект. Они не были простыми созерцателями, а критически осмысливали все с ними происходящее, делали соответствующие выводы, - в частности, о том, что потребность в смене сексуальных партнеров не только опасна для здоровья и жизни, но и несовместима с качеством половых связей. Судя по тому, что человечество дожило до третьего тысячелетия, выводы эти были правильными.

 Нам, избалованным кажущимся всесилием медицины, представляются странными обычаи и традиции древних народов, которые во многом ограничивали свободу действий человека во имя его же блага. Жесткость и даже жестокость этих ограничений поражает воображение. Но эти запреты касались лишь тех немногих, которые не желали или же не умели жить по безопасным для общества правилам. Для всех остальных эти ограничения не представляли никакой угрозы. Наоборот, они защищали интересы большинства, которое не нуждалось в нарушениях традиций и обычаев, а жило в соответствии с ними, чувствуя себя комфортно.

 Более того, и в настоящее время часть современного общества живет, возможно, об этом не подозревая, в пределах этих средневековых законов добровольно, не испытывая при этом никаких неудобств и затруднений. Для этих людей СПИД не является угрожающей болезнью, нет у них и сексуальных проблем.

 Для большинства же людей все обстоит с точностью до наоборот: СПИД является для них опасной инфекционной болезнью, сексуальные проблемы давят без перерыва, проявляясь в виде так называемой сексуальной озабоченности, которая и толкает человека на риск получить ВИЧ, либо в виде всевозможных физиологических расстройств организма, связанных с половым влечением.

 Но что же толкает людей на этот путь? В одном из своих интервью руководитель Киевской службы доверия Л. Литвиненко ("ИГ", 1997, N4, "Лабиринты Любви") так отвечала на этот вопрос: "Видна ничем не прикрытая брешь в нашем социуме, когда дети, подростки учатся всему чему угодно - компьютерам" бизнесу, имиджу и т. п. Но нет в нашей системе образования такой науки, таких учебников и учителей, которые бы учили строить человеческие отношения, учили бы жить. И растущие дети - каждый как может сами постигают эту науку. В итоге первая половина жизни уходит на то, чтобы набить у себя на лбу огромную шишку, а вторая - чтобы шишку эту кое-как залечить".

 В этой мысли ничего необычного нет. Это прекрасно знает каждый из опыта собственного, а также своих знакомых и близких. Знают все, кроме специалистов, отвечающих за качество знаний современной молодежи, для которой даже опасение кажущегося таким далеким для нее СПИДа меркнет перед страхом показаться несовременным человеком в глазах своих товарищей, близких и т.д. Это результат отсутствия информации о масштабах проблемы СПИДа, а также о возможностях, превращающих СПИД в "малозаразную" болезнь. Уже сам. факт отрыва знаний от реальных проблем жизни является антинаучным явлением.

 Опыт людей, для которых СПИД не представляет угрозы, систематизировав, в частности, в созданной в Донецке семь лет назад науке, которую мы назвали "Анализ чувств" и которая помогает многим людям избежать этой опасности, пока чиновники мотивируют свое бездействие и доказывают невозможность борьбы с эпидемией СПИДа отсутствием лекарственных препаратов и денег. Неужели опыт нищей Африки и богатой Америки до сих пор никого не научил тому, что проблема СПИДа упирается не только в деньги?

 Сейчас из одной газеты в другую кочуют статьи, в. которых то запугивают людей безвыходностью ситуации в условиях эпидемии СПИДа, то успокаивают общественное мнение отсутствием СПИДа вообще.

 Здесь, наверное" уместно привести слова того же Фрейда: "Цель науки не пугать и не утешать".

 Давайте вспомним, что за собственную судьбу отвечаем мы сами и наука является всего лишь инструментом для решения наших проблем. Нет универсальных инструментов, как и универсальных наук. Каждая решает свой круг проблем. Новые проблемы возникают там, где старые науки уже бессильны.

 А пока продолжают гибнуть от СПИДа люди. Что же касается возможности появления лекарств от СПИДа, то в них уже сейчас нуждается около миллиарда людей, и увеличивать их количество было бы безумием. Тем более что появление таких лекарств проблематично. Людям могут помочь спастись знания по проблемам половых отношений, которые дадут не только почти полную заплату от ВИЧ-инфицирования, но и избавят человека от сексуальных проблем, подарят ему сексуальное долголетие, физическое и психическое здоровье..."

 Исходя из приведенной в книге информации, нельзя согласиться с точкой зрения автора письма в ряде вопросов - о путях передачи ВИЧ/СПИДа, неизлечимости заболевания и т. п. В то же время заслуживает внимания тот вывод, что в первую очередь от нашего отношения к окружающим и самим себе во многом зависит наше здоровье, благополучие и сама жизнь. В контексте обсуждаемой в письме темы такая позиция позволяет сформулировать примерную модель поведения: если не употреблять наркотики, ответственно относиться к вопросам половой жизни, не подвергать себя ненужному риску в других жизненных ситуациях, то СПИД не представляет серьезной угрозы и его можно избежать.

 Это верно, но, к сожалению, лишь отчасти: теперь мы видим, что не все в этом отношении зависит от самого человека. Он может вести достойную нравственную жизнь и тем самым снизить риск получить диагноз-приговор, но система СПИД-медицины устроена таким образом, что" как спрут, готова охватить своими щупальцами любого человека. И пока этот механизм работает, наше личное поведение не может гарантировать нам безопасность.

 Автор письма призывает не становиться "жертвами науки". И мы поддерживаем этот призыв, потому что такие жертвы появляются всегда, когда люди не получают всей информации о деятельности тех или иных ученых или научных направлений, у которых, как мы видим на примере СПИД-науки, появляется стремление монополизировать или даже приватизировать свою "нишу", и как следствие - нетерпимость к любым альтернативным точкам зрения и оппонентам.

X