СПИД: приговор отменяется

Рубрика: Книги

Долгая жизнь с диагнозом "ВИЧ/СПИД" не феномен

Альтернатива приговору

Впервые всестороннее обсуждение опыта долговременно живущих с диагнозом "ВИЧ/СПИД" состоялось в июне 1998 года на Альтернативном симпозиуме 12-й Всемирной конференции по СПИДу. Рассказывая об этом событии, обозреватель журнала "Континуум" Клер Уолтон (Clair Walton), в частности, писала:

 "Заседание по обсуждению этой проблемы открыли Стефан Таннер (Stefan Tanner) из СПИД-диссидентской организации "Экшн позитив" (Action Positiv Schweiz, Швейцария), автор этих строк. Том Ди Фердинанде из организации "HEAL" в Нью-Йорке (об этом специалисте мы писали в начале книги. - Примеч. авт.) в наш швейцарский единомышленник Майкл Баумгартнер (Michael Baumgartner, информация которого о хронологии развития гипотезы ВИЧ/СПИДа выше приводилась в книге под рубрикой "К истории вопроса".- Примеч. авт.).

 Поскольку внимание международной общественности уже было обращено к данной проблеме в ходе Всемирной конференции, где "Континуум" имел свою экспозицию, многие организации и частные лица выразили свое желание участвовать в .этом исследовании. Присутствие "Континуума" в выставочном зале казалось невероятным или удивительным для некоторых делегатов, поскольку наш журнал был одной нз немногих организаций, бросивших открытый вызов официальной ВИЧ/СПИД-науке.

 К экспозиции "Континуума" постоянно подходили представители многих стран, чтобы продолжить обсуждение, и в большинстве своем они были рады поделиться своим мнением и опытом. Для некоторых из гостей впервые представилась возможность встретиться с участниками Альтернативною симпозиума - ВИЧ-положительными людьми, многие из которых подвергают сомнению научные, политические и социальные последствия ВИЧ/СПИД-гипотезы не только на словах, но и опровергают ее своим примером долгое жизни и избавления от СПИДа.

 Заседание одной из сессий Всемирной конференции было полностью посвящено таким людям, которые поделились своим опытом. Прозвучали рассказы некоторых из них, полные отчаяния, о сложности поддержания лекарственного режима, побочных воздействиях антивирусных препаратов, говорилось об их разочаровании ё комплексной лекарственной терапии, проблеме возвращения к работе через многие годы, чувстве вины перед родными и многом другом. Сетования выступавших, описывавших свое жалкое и безрадостное существование, лишенное будущего, почти убедили даже самого просвещенного слушателя в том, что закат жизни таких людей скоро наступит.

 И так продолжалось до тех пор, пока к аудитории не обратился Ксеви Гарсиа Флорис (Xevi Garcia Floris) из Испании. Он рассказал о 16 годах своей жизни, помеченной ВИЧ-положительным диагнозом, без применения АЗТ и другой антивирусной терапии, о своих сомнениях по части официальной СПИД-науки и о целебной силе разума, Родины и Вселенной. Это был глоток свежего воздуха. Многие из присутствующих ВИЧ-положительных участников симпозиума тоже стали говорить о своем здоровье и бодрости в течение многих лет, несовпадении их взглядов с точкой зрения ортодоксальных СПИД-ученых, ориентированной на прием токсичных антиВИЧ/СПИД-препаратов и заведомое угасание.

 Общаясь во время конференции с ее участниками, автор этих строк постоянно слышала слова о засилье фармацевтических компаний, цензурных рогатках при любых попытках бросить вызов официальной СПИД-науке, отсутствии со стороны ортодоксов уважения к выбору, сделанному человеком, его жизненным принципам. Было совершенно очевидно - даже исходя из минимального объема времени, отведенного на обсуждение проблематики долговременно живущих и альтернативного лечения, - что эти вопросы игнорируются как СПИД-ортодоксами, так и организаторами Всемирной конференции.

 С учетом того, что огромные ресурсы такой информации были оставлены официальной СПИД-медициной и зависимыми от нее СМИ без внимания и, таким образом, недоступны для многих из тех, кто в ней нуждался, по инициативе СПИД-диссидентов - участников Всемирной конференции - была принята Женевская декларация в защиту нрав ВИЧ-положительных граждан, которая была направлена в международные, национальные и местные органы здравоохранения, правозащитные организации для отстаивания интересов этих людей.

 Что касается опыта долговременно живущих, то в настоящее время разработана и запущена в работу достаточно обширная анкета. В ходе исследования проведена оценка состояния здоровья людей, живущих с ВИЧ-положительным диагнозом в течение семи и более лет и не принимающих антиВИЧ/СПИД-препаратов.

 Для всех желающих наш журнал может предоставить возможность участия в дальнейшем исследовании, охватывающем различные аспекты долговременного выживания. Кроме того, сбор статистических данных может оказаться мощным аргументом для остальных людей, получивших такой диагноз, и особенно тех, кто пытается проигнорировать эти факты, как и СПИД-диссидентское движение в целом".

 

Воля к жизни

Один из многих ВИЧ-положительных людей - американец Маршалл Смит (Marshall Smith) - на страницах журнала "Континуум" поделился своим опытом преодоления страха смерти от якобы неизлечимого СПИДа и обретения здоровья.

 Возможно, кому-то опыт этого, в прошлом больного, человека покажется слишком сложным для повторения! Наверное, у каждого исцелившегося от СПИДа есть своя методика. Главное тут, очевидно, иное - такие люди на практике опровергли приговор СПИД-врачей, которые предписывали им преждевременную смерть.

 М. Смит рассказал, за счет чего ему удалось вылечиться от СПИД-ассоциированного заболевания - саркомы Калоши, не прибегая к этому общепринятому яри таком заболевании хирургическому вмешательству:

 "Путь к здоровью для меня был освобождающим. Для многих моих друзей, менее настойчивых, чем я, он был менее удачным. Этот путь заставил меня заняться самоанализом и переоценкой ценностей. Я научился испытывать разные и противоречивые чувства и в этом процессе нашел смысл, который можно, наверное, назвать словом "радость". И, наверное, самое важное то, что я избавился от страха смерти.

 Я благодарен моим друзьям, которые в значительной степени помогли мне осознать, что их любовь и принятие даже тех моих качеств, которые я предпочел бы не демонстрировать, - наиболее реальные возможности выздоровления. Я мог проявить свой гнев, свое смущение, уродство, - но они по-прежнему любили меня.

 Я расскажу, что узнал о себе и как это повлияло на мое здоровье. Это рассказ о процессе, а не о конечной цели, об ответственности за свое тело, душу и саму жизнь. ВИЧ/СПИД помог мне обрести мое собственное "я". Если мой опыт будет полезен кому-то, то я выполню предназначенную мне задачу.

 Начиная с 1984 года, когда от СПИДа умер мой близкий друг, я стал испытывать страх подхватить

 эту болезнь и страх смерти. В марте 1986 года, вопреки совету моего лечащего врача, я прошел тест на ВИЧ-антитела и получил ВИЧ-положительный диагноз. В июле 1987 года, после трех лет страха и навязчивой идеи о вероятности заболеть СПИДом, мне была проведена биопсия высыпаний язвенного характера на ноге и поставлен диагноз СПИД-ассоциированного заболевания - "саркома Калоши".

 В августе того же года онколог из Санта-Моники, штат Калифорния, к которому меня направили за рекомендациями по лечению, заявил во время консультации" что СПИД является "безжалостной болезнью", после которой невозможно поправиться. По его словам, я мог рассчитывать прожить всего от шести месяцев до двух лет. За такую щедрость я едва удержался от того, чтобы не дать ему в лоб. Принимая во внимание мое ирландское происхождение, если мне придется услышать нечто подобное снова, я не буду так же добр к тому, кто такое заявит.

 Но тогда я начал приводить в порядок свои дела, планировать отход от юридической практики и заниматься продажей дома, чтобы как-то обеспечить свою жизнь до смерти, которая была вроде бы не за горами.

 В первое время, когда меня особенно мучил страх, я принял несколько решений, которые, как я сейчас понимаю, оказались правильными. Я интуитивно догадывался, что предписанный мне АЗТ, может быть, вернет мне здоровье, но все равно я потерплю неудачу. Я решил не принимать этот препарат. Мне удалось избежать и других медицинских вмешательств.

 Начиная с 1984 года в течение двух лет я выполнял усиленную программу аэробных упражнений, минимум по 45 минут в день три дня в неделю. Я и тогда верил, и продолжаю верить сейчас, что концентрированное и интенсивное нагнетание кислорода является очищающим и оздоравливающим фактором. Я убедился, что это основная сила в поддержании внутреннего баланса организма.

 Вначале, когда я был особенно напуган и расстроен, я верил, что если смогу выполнять аэробные упражнения самым лучшим образом, тогда остаток моего жизненного пути пройдет нормально. Это также позволяло мне преодолевать страх и продвигаться вперед.

 Вскоре я начал заниматься трансцендентальной медитацией. И уже в течение первого месяца количество клеток иммунной системы увеличилось на 60%. Я и сейчас продолжаю выполнять эти упражнения дважды в день по двадцать минут: Это уменьшает стресс и способствует внутренней гармонии, является целебным средством. В июне 1987 года после обнаружения подозрительной опухоли на левой ноге, я стал использовать визуализацию, хотя до того не обучался этому методу.

 Я разработал упражнение, позволяющее "втягивать" в себя белый, холодный свет звезд, медленно наполняющий мою систему циркуляции крови и затем заряжающий ее энергией для очищения кровяного русла. В первый раз, когда это получилось, меня так сильно трясло, что я чуть было не упал.

 В августе 1987 года в г. Эзален (Esalen), Калифорния, я участвовал в семинаре на тему "Образность (образы) в лечении: использование визуализации" (Imagery in Healing - the Use of Visualization). Концепция и методы, обсуждаемые на семинаре, настолько меня впечатлили, что я незамедлительно стал еще более интенсивно изучать и использовать визуализацию как важнейший фактор лечения.

 В декабре 1987 года была запланирована пластическая операция по удалению симптомов болезни на ноге, но работа по визуализации постепенно уменьшила повреждение, сделав его почти незаметным, и таким образом я смог избежать операции. Вскоре последствия недуга полностью исчезли.

 В тот же период, по настоянию одного из моих ближайших друзей, я познакомился и начал работать с целителем из Перу, с использованием галлюциногенное южноамериканской травы и грибов, что вызывало воображение картины встречи со смертью. В конце концов, я нашел свое объяснение причин страха смерти и окончательно от него освободился.

 Так как я убедился, что страх является потенциальной угрозой внутреннему равновесию, понимание этого, более чем все остальное, вернуло меня к наполненной смыслом жизни. Я вошел в контакт с моей душой и обрел понимание альтернативных ценностей. Время и его постоянный попутчик - смерть потеряли надо мной свою тираническую власть. В процессе "колдовского" полета в неизвестное путешественник должен испытать состояние смерти, для того чтобы оказаться в иной действительности. В пределах этого пространства человек становится целителем. Произойдет ли такое благодаря этому или иным способам, самоисцелению способствует подчинение страха смерти своей воле.

 Если вы верите в жизнь после смерти и чувствуете себя комфортно, зная, что все это еще далеко, тогда вы в хорошей форме, чтобы жить без страха. Нейтрализация ужасного страха смерти - наиболее важный шаг в наслаждении жизнью.

 В 1990 году я начал использовать китайские травы. Это направление, созвучное с восточной концепцией внутреннего баланса и гармонии; также используется для обретения здоровья. Изменив диету и частоту приема пищи, я почти не ем красного мяса, увеличил количество фруктов, овощей и риса принимаю пищу часто, но небольшими порциями. Я продолжаю придерживаться таких режимов и убедился, что это ведет к гармонии души и тела.

 Автор книги "Любовь, медицина и миражи" (Love, Medicine and Miracle) Берни Сигала (Bernie Siegel) пишет: "Наука учит нас, что мы должны видеть, чтобы верить, но мы также должны верить, чтобы видеть. Мы должны быть восприимчивы к возможностям того, что пока необъяснимо с научной точки зрения, в противном случае мы эти возможности не используем".

 Не выполняйте тяжелую работу по самоисцелению в одиночку, включите в этот процесс близких, друзей. Сотрудничайте с врачами, которые хотят вам помочь, как с партнерами, примите на себя ответственность за ваше собственное здоровье и жизнь, используйте болезнь - этот вызов судьбы - как возможность для внутренней работы".

 

Всегда есть надежда

О своем опыте преодоления СПИДа на страницах журнала "Континуум" рассказывает бывший рок-музыкант Марк Гриффиц (Mark Griffiths, Франция);

 "После многих лёт наркотической и алкогольной зависимости я получил ВИЧ-положительный диагноз в Институте Пастера в 1986 году - через шесть месяцев после внезапной смерти моей жены во время героиновой интоксикации в Швейцарии.

 В то время мне повезло услышать от нескольких медсестер, что многие американцы, попав в такую же ситуацию, предпочли изменить свой образ жизни, занялись спортом, научились медитировать или расслабляться, чтобы укрепить свое здоровье, и продолжали жить много лет нормальной жизнью. Зерно надежды было посеяно, но этого было недостаточно для преодоления страха, который отравлял мою жизнь в течение последующих трех лет, хотя я и научился различным техникам релаксации и регулярно консультировался с психологом. В 1989 году в Женеве я познакомился с доктором Христианом Тал-Шаллером (D-r. Christian Tal-Schaller) - первопроходцем холистической медицины, соучредителем процветающего медицинского фонда, занимающегося просвещением по вопросам использования отпущенных самой природой возможностей сохранения здоровья. Он был издателем многих книг на эту тему, включая перевод книги Боба Оуэна (Bob Owen) "Излечение от СПИДа", и других изданий, подтверждающих возможность избавления от этой якобы неизлечимой болезни. Этот отважный ученый и двое других его коллег в тот период опубликовали книгу "Надежда в период заболевания СПИДом", которая являла собой синтез различных холистических методик, используемых при поддержке ВИЧ-положительных людей практикующими врачами многих стран мира. Там была и небольшая информация о профессоре Питере Дюсберге, публикации которого ранее не производили на меня особого впечатления. Женевские СМИ и пресса геев осмеяли эту книгу, но ее содержание легло в основу уроков, которые навсегда изменили мою жизнь.

 После знакомства со Многими новыми людьми и концепциями я понял, что сам в первую очередь отвечаю за свое здоровье, и открыл философию "лечения человека в целом", которая укрепляет природный иммунитет, а не подавляет отдельные симптомы болезни. Я восстановил физическую форму и впервые в моей взрослой жизни открыл реальный смысл благополучия.

 В течение этого периода я начал многое менять в своей жизни. Я глубоко познал множество ранее неизвестных мне методик оздоровления.

 Труднее всего было осознать то, что перемены к лучшему возможны. Но оказалось, что исцеление - это не чудесный, чистый, стерилизованный процесс вроде глотания пилюль. Моя подруга, вылечившая себя от рака, говорила, что ощущение было такое, словно всю ее жизнь пропустили через стиральную машину. Это процесс, в котором мы не 'сможем спрятать грязь, выходящую наружу, и требуется мужество и смирение для того, чтобы поддержать себя и научиться любви и терпению, что является жизненно необходимым. Страх перемен и неизвестности всегда трудно перебороть, однако без этого не обойтись, если вы тяжело заболели. Считаем ли мы себя полностью сформировавшимися людьми в день, когда покидаем дом, оканчиваем школу, университет, или жизнь является для нас беспрерывным процессом роста и учения - вот выбор, который может сделать каждый. Я искал и, как мне скажется, находил ответы на эти вопросы в серьезной внутренней работе.

 В течение раннего периода самопознания я наблюдал интересное явление, которым, наверное, стоит поделиться с вами. С 1986 по 1993 году я шесть раз проходил тестирование крови на ВИЧ. К 1990 году я пребывал в отличном здравии. Но количество моих Т4-клеток было на уровне 250 - намного ниже, чем "начальные" 1250 в 1986 году. Чему я должен был верить в этой ситуации? Моим собственным ощущениям и действительному улучшению самочувствия или СПИД-медикам, утверждавшим, что я неуклонно продвигаюсь к СПИДу, потому что количество Т4-клеток уменьшается? Я решил доверять своей интуиции и вновь обретенной уверенности в своих силах.

 В 1991-1993 годах я ездил в США, чтобы пройти детоксикацию с помощью трехнедельных программ по здоровому витанию в специализированных центрах в Калифорнии н Флориде. Я использовал пребывание там, чтобы сделать анализ крови до и после своего лечения.

 Каждый раз, возвращаясь, я чувствовал себя удивительно хорошо - просветленным, вновь наполненным кислородом и полностью здоровым. А количество Т4-клеток по-прежнему уменьшалось. В первый раз в Париже СПИД-доктор, пытаясь испугать меня, сказал: "Предположим, вам становится лучше, но количество ваших Т4-клеток падает. Таким образом, натуропатия и остальные ваши приемы лечения не срабатывают".

 Но уже через полгода уровень этих клеток был выше, чем их количество до начала курса лечения. В последующие два года все повторялось по тому же сценарию и с тем же результатом. Уровень клеток иммунной системы ежегодно повышался. К 1993 году у меня было уже до 850 клеток на 1 куб. мм крови.

 Пока я медитировал в церкви в Париже, кто-то украл у меня сумку, содержащую все мои медицинские бумаги с 1986 года. Простите мне такое предположение, но, очевидно, это был перст Божий. С тех пор я никогда не подвергался никаким анализам на ВИЧ-инфекцию, так как понял, что они все недостоверны.

 Сегодня я совершенно уверен в своей способности разобраться в сигналах со стороны моего организма, хотя если что случится:, то и к врачу обращусь за советом. Но только не по поводу ВИЧ.

 Летом 1990 года я прочел в журнале "Policy Review" статью "Является ли вирус СПИДа научной фантастикой?", написанную Питером Дюсбергом и Брайном Эллисоном. Эта статья дала окончательные ответы на вопросы, которые я пытался разрешить, и доказательно объясняла с научной точки зрения условия выжигания ВИЧ-положительных людей, успешной терапии, философию здоровья и очевидность несостоятельности СПИД-науки. Последняя часть статьи называлась "СПИД-учение", и сделанные там выводы легли в основу обсуждения на проходивших затем в течение пяти лет публичных конференциях е моим участием по вопросам выживания при СПИДе, учениях о здоровье, СПИД-диссидентской науке, которая всегда игнорировалась и презиралась медицинским истеблишментом и средствами массовой информации.

 К тому времени я был единственным человеком с ВИЧ-положительным диагнозом во Франции, кто выступал публично о необходимости просвещения по вопросам здоровья для пациентов со СПИДом, и первым, кто переводил работы ученых СПИД-диссидентов на французский язык. Среди таких сенсационных сообщений были статьи П. Дюсберга, Б. Эллисона, Невила Ходжкинсона, перевод рукописи доктора Роберта Уилнера (D-r. Robert Willnec) "Абсолютный обман", статья Стефана Ланки "ВИЧ - реальность или миф?" (Continuum, 4, N1) и масса другого относящегося к данной теме материала.

 Работа по пропаганде идей СПИД-диссидентов продолжается и сегодня, она всегда была добровольной, и многие люди ради нее объединились, делая отличные переводы. Французские издания, освещающие проблемы натуропатической медицины, отваживались опубликовать некоторые материалы.

 В течение этого периода я также научился уделять время личной жизни, наполненной переживаниями, и с удовольствием отмечал, как начинают заживать старые раны в моей семье и в моей судьбе, нанесенные мне медицинским диагнозом. Поездки по Европе и США, проведение конференций и хлопоты, связанные с созданием информационной сети, которые занимают полный день, хотя и не дают никаких доходов, не заставили меня отказаться от реализации своих проектов и осуществления многих мечтаний.

 Сегодня я живу со своей подругой Сильвией (оба мы ВИЧ-положительны и здоровы) и пятилетним сыном Сильвии Артуром (его ВИЧ-положительный диагноз изменился на ВИЧ-отрицательный, когда ему был год, благодаря альтернативному лечению) в прекрасном месте на юго-западе Франции. Мы возделываем большой участок, помогаем в уходе за имением площадью 40 акров, принимаем у себя гостей, в том числе с ВИЧ-положительным диагнозом, а также людей, ухаживающих за ними, их семьи, друзей, большое количество врачей, интересующихся альтернативными подходами к СПИДу и принципами холистического здоровья. Для нас сейчас более важно позаботиться о том, чтобы постепенно интегрироваться в местное сообщество, чем навязывать кому-либо сенсационные открытия СПИД-диссидентов, хотя я полностью на их стороне.

 15 ноября 1996 года мы создали благотворительную организацию, куда вхожу я, Сильвия, врачи, психологи, священники и многие друзья, поддерживающие нас. Они видят, что мы живем хорошо, несмотря на когда-то поставленный нам диагноз. Мы также создали первую франкоязычную газету о СПИДе и здоровье, на которую нас вдохновили журнал "Континуум", общественные организации. Переоценка СПИДа" и "HEAL". Продолжаем публичные выступления, для того, чтобы рассказать людям о нашем личном опыте выздоровления, проводим конференции, дискуссии, демонстрируем некоторые из СПИД-диссидентских видеофильмов. Я даже вернулся к моей верной бас-гитаре, чтобы играть со своими друзьями рок и блюз. Планируем в скором времени совершить трехмесячную поездку по Индии.

 Я делаю все от меня зависящее, чтобы продолжать работу над собой, общаясь с различными группами интересных мне людей,- этот подход преобразил и продолжает изменять мою жизнь с 1989 года. Если в тот период главной мотивацией моих поступков был страх перед СПИДом, то сейчас, благодаря накопленному опыту, основной целью стала любовь к жизни. Сегодня я овладел немалым опытом, который дает мне больше свободы, чем на начальном этапе моего самопознания.

 По моему мнению, неспособность человека к переменам - основная причина любой болезни. Научитесь любить себя, других, оставаться свободными и живыми.

 Любви вам всем и долгой жизни, успеха журналу "Континуум" и всем тем самоотверженным^ и преданным людям, которые жертвуют многим и делают все, чтобы завершить трагический период в истории медицины, связанный с гипотезой ВИЧ/СПИДа.

 У меня есть надежда, что на руинах СПИД-науки возникнет новая сила для создания гармонии между практикующей медициной, основанной на лечении, и профилактической, основанной на просвещении, которое уменьшило бы количество медицинских вмешательств, вызванных заболеваниями, в том числе связанных со СПИДом. Эти возможности восстановления и сохранения здоровья дополняют друг друга, а препятствиями здесь являются главным образом финансовые интересы - риск убытков, которые понесут фармацевтические компании и другие причастные организации в случае прекращения "борьбы" со СПИДом".

 

Опыт ВИЧ-положительных россиян

Информации об опыте ВИЧ-положительных россиян, которые пытаются преодолеть "аксиому" преждевременного угасания после такого диагноза, к сожалению, не так много. До крайней мере, в тех официальных СПИД-изданиях, которые известны авторам, не удалось найти ничего подобного. Тем, очевидно ценнее примеры, о которых рассказали в разное время некоторые российские СМИ. Одна из таких историй, опубликованная в "Московском комсомольце" (2000, N2), показательна в том смысле, что, независимо от страны проживания и национальности, человек, попавший в такую ситуацию, может или покорно принять вынесенный ему СПИД-врачами приговор, или попытаться поступить вопреки уготовленному сценарию.

 Герой публикации - молодой человек, так называемой нетрадиционной сексуальной ориентации, по всей видимости, доброжелательные и эрудированный, имел много друзей, среди которых были ВИЧ-положительные. По молодости лет для него важнее всего были доверительные отношения с такими партнерами, ради которых он шел на риск получить такой же диагноз. И, в конце концов, это случилось.

 Но в отличие от большинства людей, которые впадают в отчаяние и депрессию после такого поворота судьбы, этот человек говорит, что он стал совсем по-иному относиться к жизни - ценить каждый день, каждую минуту, научился радоваться каждому прожитому дню. Каждая встреча друзей воспринималась ими как, может быть, последняя в жизни.

 Теперь он знает, что с таким диагнозом можно жить столько, сколько отпущено природой. Молодой человек считает, что примерно для половины людей ВИЧ-положительный диагноз - роковой момент, и они смиряются с неизбежностью близкой смерти. Для других это момент истины, открывающий возможность пересмотреть ценности жизни: такие люди отметают все суетное, стараются делать добро другим, открывая в себе нечто новое и не изведанное ранее. Он особенно ценит тех, кто не изменил к нему доброго отношения.

 С этим диагнозом молодой человек живет уже не первый год. Из питания больше внимания стал уделять витаминам, однако никаких лекарств не принимает.

 Многие его знакомые любое нарушение здоровья склонны связывать с возможным заражением ВИЧ и очень по этому поводу переживают. Он же считает, что основное условие жизнестойкости - знание: чем больше информации, тем легче ориентироваться в такой непростой ситуации, в которую он попал.

 И все-таки этого молодого человека угнетает, что некоторые знакомые общаться-то с ним общаются, но из одной чашки, к примеру, пить боятся.

- То, чего я достиг в понимании самого себя и жизни всего за год после диагноза, - говорит герой публикации, - я не мог раньше достичь и за 5 лет.

 Он надеется дожить до времени, когда будет найдено лекарство от ВИЧ.

 

Еще одна история молодого москвича:

"В конце октября 1988 года меня привезли во 2-ю клиническую инфекционную больницу на Соколиной Горе.

 Медсестра записала в карточку мои имя, фамилию, адрес и проводила в палату. Я не знал, зачем меня привезли сюда и что будет дальше. Мне было тогда всего 18 лет.

 Когда врач объявил мне, что у меня обнаружен ВИЧ, после жуткого стресса началось тихое сползание в безразличие и страх. Однако СПИДа у меня не было. Никто из людей знающих не счел нужным мне об атом сказать, никто не раскрыл мне тайны, что, до того как разовьется СПИД, ВИЧ-инфицированный человек может жить долгие годы и при этом чувствовать себя хорошо.

 В конце 1991 года произошла очень важная для меня встреча с Геннадием Александровичем Крименским, который, выслушав мою историю, сказал: "Работать надо, юноша, и, если хочешь, мы можем работать вместе". Через год мы создали общество "Мы и вы" - первую в России организацию, в создании и работе которой участвовали ВИЧ-инфицированные люди.

 Почти все живущие с ВИЧ и СПИДом жалуются, что из-за заражения приходится рвать контакты, чтобы кто-то не узнал об инфекции. Ситуация безвыходная. И лекарств нет" и тебя либо просто боятся, либо боятся и изгоняют.

 Чуда мне увидеть не довелось. Мои знакомые и друзья постепенно заболевают и умирают. Я знаю, что умру раньше отпущенного мне срока, но ведь сегодня я еще жив, мое тело слушается меня, мой разум достаточно ясен. У меня есть семья, работа и друзья. Сегодня я живу с вами. И завтра буду жить с вами, а вы со мной. И да хранит нас Бог". (Письмо опубликовано в газете "Здоровый город, здоровье москвичей", 1999, N5, со ссылкой на журнал "Итоги"),

 В одной из московских муниципальных газет ("Дегунинские вести", район Восточное Дегунино) была напечатана следующая история другого молодого человека, попавшего в аналогичную ситуацию:

 "Я не помню, кто мне сообщил эту новость... В сознании только пульсировало страшное слово - "СПИД". Пустота(tm) Почему я? За что?

 Я вышел из больницы и пошел к своей девушке. Что будет с ней, я не знал. Аня открыла дверь, и мне казалось, что все стало ясно без слов. Мы обречены. В

 этот день мы похоронили мечту всей нашей жизни - у нас никогда не будет детей. На следующий день о нашей болезни узнали родители. Маму увезли в больницу с сердечным приступом. Это были самые страшные дни в моей жизни.

 Минул год. Я жив, жива и Аня. Теперь у нас есть надежда. Я понял многое: СПИД не значит смерть. СПИД - это расплата за беспечность. Я готов принять это испытание. Я выдержу его благодаря поддержке друзей и родителей. Именно сейчас я понимаю, как люблю их и как они любят меня.

 У человека должна быть надежда. У меня она есть. Я искренне верю, что скоро будет изобретено лекарство от СПИДа. Мы с Аней не можем так нелепо уйти из жизни. Я это точно знаю".

 Авторы надеются, что эти и другие люди, которых сделали ВИЧ-положительными, познакомившись с альтернативной информацией по поводу ВИЧ/СПИДа, может быть, усомнятся в неизбежности своей досрочной смерти от несуществующего вируса. При этом опыт, который они приобрели в период сложной житейской ситуации, наверняка поможет им в дальнейшей жизни. И дай бог, чтобы она была настолько долгой, насколько им отпущено природой, а не СПИД-медициной.

X